Vadim Rosin

Поэзия и Проза

К Родине

Ты, страстью благородною томима,
жалеешь о загубленной душе,[1]
мне ж видятся Ходынка и Цусима
и ты сама – открытая мишень.

От кочевьих племён,
да от смутных времён
ты спасала и землю и душу
от железных оков,
и во веки веков
побеждала на море и суше.

Но добытую пращурами славу
при громе пушек, в ливнях из свинца
ты растеряла в один миг кровавый
в воскресный день под стенами Дворца.
…………………………………….
Беспримерный переход
совершил Российский флот
от Балтийского до Жёлтого морей.
Вёл эскадру адмирал, [2]
он семь шкур с матросов драл,
победил один лишь раз – рыбарей.[3]

Был суров к своим нукерам,
не щадил и офицеров,
слаб в одном: любил вино и Елен.[4]
Тут он щедр был и мягок.
Кончил под японским флагом —
сдал эскадру и сам сдался в плен.[5]

Кому служили эти господа
умением своим заехать в ухо,
для укрепленья боевого духа,
зато из пушек били в никуда.
……………………………..
Да, если б то был сон, казалось: ляг —
и ты узришь Андреевские флаги
на наших и японских кораблях,
ведь нам-то уж не занимать отваги.

Ведь были и другие времена
и моряки своей, Российской школы.
Мир хорошо запомнил имена
Спиридова, Орлова, Ушакова…

Хотя «друзьям» ведь более по нраву
не тот, кто добывал России славу,
а кто подвергнул Родину стыду…
Что ж до «героя» вице-адмирала,
он вскоре был оправдан по суду.

7-8 декабря 2011

1 – о душе последнего русского императора Николая Александровича Романова, подлым способом расстрелянного
Екатеринбургскими чекистами в подвале Ипатевского дома в ночь с 16 на 17 июля 1918г

2 – вице-адмирал Зиновий Петрович Рожественский, командующий 2й эскадрой Российского флота.

3 — при проходе эскадры в Северном море адмиралу доложили о движении каких-то плавсредств, он решил, что это японцы и приказал атаковать, как потом оказалось, мирных немецких рыбаков, в результате вышел международный скандал.

4 – время от времени адмирал приглашал к себе на флагман «Суворов» дам из числа медперсонала с госпитального судна

5 — раненый адмирал с повреждённого флагманского корабля был переведён на эскадренный миноносец «Бедовый», командир которого, капитан 2го ранга Баранов поспешил объявить его «госпитальным судном» и сдать японцам, Рожественский в этом случае оказывался как бы не причём, с раненого, мол, какой спрос. Так ли поступали русские полководцы(флотоводцы)?

Use Facebook to Comment on this Post

 

You can leave a response, or trackback from your own site.

Leave a Reply