Vadim Rosin

Поэзия и Проза

Рассвет

Побледнел Млечный путь, потускнели алмазы,
и слегка посинел чёрный бархатный плед.
Утро целит в меня фиолетовым глазом
подтверждая тот факт, что забрезжил рассвет.

Понимая уже, ночи песенка спета,
из рассветной тиши подал голос петух.
Встрепенулся Зефир, соскользнул с тонких веток,
за собой увлекая дремавших пичуг.

Наступающий день огорчил детским плачем.
Душу вынул уже этот крик за стеной.
Оказалось, истошные вопли – кошачьи.
Да, февраль на исходе, запахло весной.

19.02.2021г.

Увижу ль вас…

Летит вперёд безжалостное время,
его не убедить помчаться вспять.
Увижу ли когда-нибудь опять
брега твои, мой край благословенный,
манящий синевой Эвксинский Понт.
Услышу ль на заре Зефира соло
и голос белоснежных арф Эола,
звучащий из божественных ротонд?
Пройду ли снова Царскою тропою
над безднами вдоль каменных громад,
вдыхая дивный тонкий аромат
клематиса, настурций и левкоев?
Смогу ли я с горы спуститься вниз
по тропочке в расплавленное лето,
или Гурзуф, Массандра, Симеиз
останутся лишь в голубых мечтах поэта?

кому МОЯ, кому ЭТА СТРАНА

Страна в огне. Опять горят леса.
Деревья как живые голосили.
Молились ели, сосны и осины,
но глухи оставались Небеса,
вихрь огневой глушил их голоса,
а звери еле ноги уносили.
Взлетали Илы, рвали дымный плед,
чтоб ткань лесов зелёную заштопать,
хватались за лопаты филантропы,
окапывали огненные тропы,
а Красный Дьявол хохотал им вслед…

А рядом гибли люди от потопа.

И как бы разобраться – чья вина?
И сколько ждать пожаров рукотворных?
И кто, когда, прикроет рынок чёрный
риэлторов, коллекторов, проворных
чиновников, которым власть дана,
и для которых не «моя» страна, а «эта».
А здесь они лишь трутся до поры,
пока металла звон ласкает слух,
или не клюнет жареный петух.
Пусть Родина летит в тартарары,
а счастливо живёт в мечтах поэта.

Пожары рукотворные в стране.
А рядом бесноватая стихия
Тулун накрыла вдруг
(вопрос по чьей вине?)
Но, право, не о том пишу стихи я;
не лучше ль про свиданья при луне
в саду, где олеандры и левкои,
про поцелуи там и… всё такое…
блеск милых глаз и плеск морской волны,
и буйство красок, чувств, тепла и света.
Вы счастливы, когда вы влюблены,
поскольку все влюблённые поэты.
У сказки этой радостный конец –
с невестой вы идёте под венец….
букет из белых роз и… Мендельсон.
(а в памяти пылающий Донецк,
и боль, и быль похожая на сон),
вокруг друзья,
шампанское и торт…
(за спиной лежит аэропорт
в руинах,
храм с поваленным крестом
и рваный триколор над блокпостом.
…………………………………………………………..

После перемен

Мир давно на «наших» и на «ваших»
был когда-то кем-то поделён,
одному хоромы, скипетр, трон,
ну а тот, который… не силён,
тому место с краю, у параши.
И живя в Отечестве как в клетке,
мой мятежный дух не знал о том,
его «дым» бывает очень едким,
ну а Музу могут и кнутом…
Признаюсь, я не люблю закаты,
когда ночи чёрная рука
предлагает принять яд цукаты,
мне же ближе «яд» из бурака.
Новый день один другого краше,
если ты с утра опохмелён,
то уже сам чёрт тебе не страшен.
Ты встаёшь идеей окрылён
уравнять всех. Глупая затея —
сытый голытьбе не сват, не брат.
Злато – купит, а возьмёт – булат.
И лишь дурень думкой богатеет,
в бедах же своих винит евреев,
и беде соседа только рад.
Был велик, могуч, да был таков.
В высь стремились, а пошли ко дну.
Избавляя совесть от «оков»,
время поделило и страну
снова на господ и батраков.
«Дым Отечества и сладок, и приятен»,
если им дышать издалека.
Нет такой субстанции — без пятен,
разве что безмерная «тоска»
на душу накатит
вдруг
некстати.

Красное и Белое

«давай пожмём друг другу руки и в дальний путь на долгие года»
/ А.Шмульян/

Хотелось бы лишь думать о хорошем
и прошлое уже не ворошить,
а сбросить этот тяжкий груз с души,
всечасно эту давящую ношу.
Ведь мёртвых всё равно не воскресить.
увы. Забыть ли о почивших в бозе
оставивших на этом берегу
ВСЁ? Как хотите, не могу!
Мне это не простят на Небеси …
Ну как из сердца вытащить занозу,
что делать с этим вирусом в мозгу?

Пытаюсь в мыслях собирать осколки
Империи под вопли с двух сторон.
Мне в сущности плевать на кривотолки…
в желании… вернуть России трон.
Как часто как в тумане вижу лица,
будто сквозь призму через тьму веков
тех, кто страну сбирали по крупицам
и тех, кто разрушали до основ.

Нам помогали и Париж, и Лондон
забыть отца и мать, и о Христе.
В стремлении приблизиться к мечте:
liberte’,egalite’, fraternite’ *
пришли, кто со щитом, кто на щите
лишившись половины генофонда.
……………………………….
После войны мы пили шнабс со швабом,
с французами — шампанское «Клико»,
с варягами пьём «финскую» легко.
Надеюсь я на встречу хоть и слабо
товарищей с потомками господ.
Прибавив голубой крови Европам,
взамен мы получили лишь… почёт.
Хоть в наших венах кровь одна течёт,
но станет ли вельможа пить с холопом?
Что думаешь, любезный, на сей счёт?

*- свобода. равенство, братство (фрвнц.)

Крымская Осень

«Дни поздней осени бранят обыкновенно»
Но знаете ли, это как кому.
Я к Осени – коленопреклоненно,
в особенности к Осени в Крыму.
Апрель и май встречают нас ветрами,
которые порой январских злей,
в июле донимает суховей,
а осенью в лесу, как в божьем храме.
Под сенью малахитовых ветвей.
стряхнёшь с себя заботы, и усталость,
как старый клён — последний жёлтый лист,
спросишь у дятла: «Сколько мне осталось?»,
не у кукушки, ты же оптимист,
свободен, бодр и сентиментален…
но всякий раз у осени в плену,
душой стремишься в розовые дали,
и взором прорывая пелену,
благословляешь эту тишину,
любуясь уплывающим закатом;
не ждёшь от жизни никаких наград,
ты этой самой жизни просто рад.
Кукушка мне кукует невпопад,
а дятел отбивает мне стаккато.

10.12.2020г.

Офицерская гауптвахта.

Говорят, на всё Божья воля. Он предопределяет нашу Судьбу. Если бы это было так! Частенько же в процесс вмешиваются другая сила, а чистая или нечистая, зависит от того кто за кем стоит. Так ли это, судить не берусь, чтобы случайно не накликать злых духов. Не зря ведь говорят «не буди Лиха пока оно тихо».
Одним число 13 приносит удачу, для капитана Клюквина (о нём как раз пойдёт речь в нашем рассказе) не только это число, но всё что содержало цифру 3, по его словам, приносило одни неприятности, главной из которых он считал своей женитьбой.
В 70 е годы штаб 32 армии располагался в Семипалатинске, а части её были разбросаны по всему Казахстану. Флора и фауна в этом краю я Вам доложу просто сказочная, достойна отдельного рассказа.
Для справки: больше половины территории республики, на которой свободно могли бы разместиться почти все государства Европы составляют пустыни и полупустыни. Четверть — занимают степи, и только чуть больше 5% – лесные зоны и горы. В центральной части находится «желтая степь» — Сары-Арка, а западнее от неё – Тургайское плато. Территория Казахстана настолько огромна, что она захватывает Уральские горы на Западе и Алтай и Тарбагатай на Востоке. На юго-западе располагается Плато Устюрт и побережье Каспийского моря. Восточная же часть упирается в северный Тянь-Шань.
Климат в республике большей частью резко континентальный. На юге температура летом достигает + 49 градусов, а на севере зимой может опуститься до — 57 градусов.
От сахарского зноя до арктического холода рукой подать. Не хватает лишь белых медведей. Хотя их с успехом могли бы заменить снежные барсы обитающие в горном Тянь-Шане.
В краю пустынь мне выпало «счастье» бывать летом. В песке можно не только жарить яичницу, но пожалуй и печь картофель, босой ногой лучше не становиться – непременно получишь ожог. Будучи в Баутино, я испытал на практике, после купания в море Каспии. К слову, вода, не знаю по какой причине, оказалась ледяная.
Что касается степной зоны, когда смотришь на бесконечную гладь уходящую за горизонт, берёт сомнение в том что Земля круглая. Ни бугорочка, ни кочки, одни солончаки насколько хватает глаз.
Встретился как-то нам среди ночи человек: добрые люди, в какой стороне Кулунда? Здесь родился, крестился, женился… задремал за рулём, куда-то свернул не пойму. Где-то в другом месте – уснуть за рулём, значит погибнуть, а тут – ни кюветов, ни канав – бескрайняя степь. Рассказали мне так-то историю:
Одинокий казах решил продать дом — сын позвал в Целиноград, теперешний Нурсултан, прости Господи. Дом посреди степи с тополем во дворе, и вокруг на семь вёрст ни души.
Покупатель:
— я куплю у тебя дом, но ты должен спилить этот тополь.
— зачем?
— степь не видно.
Правда, чтобы полюбить этот край не обязательно быть казахом.
Конечно в те годы казахи жили гораздо скромнее чем теперь. Обратился как-то один из них с просьбой привезти землицы на крышу. Нам ведь это ничего не стоило. Экскаватор зачерпнул пару-тройку ковшиков целины, самосвал выгрузил и крыша готова. Люди на всей Земле одинаковы, благодарят, чем смогут. Наш пригласил в свою землянку, разлил «Московскую особую» по стограммовым стопкам, на закуску чай (без сахара), лаваш с топлёным маслом. Нас, как уважаемых гостей, он посадил за стол на лавку, сам же сел в позе лотоса на циновку. Говорит: мы так привыкли.
Вот таким образом наши воины проявляли свою доблесть. Хотя, доблесть — понятие относительное. Одно дело помочь аборигенам, а другое – истреблять здешнюю фауну, охотиться на сайгаков с автомобилей. Как сказал Владимир Семёныч : «Эту бойню затеял не Бог – человек». Наши «охотники» истребляли отнюдь не хищников словно врагов Отечества изматывая, загоняя их до смерти высокоскоростными ГАЗ-66, ЗИЛ-130.

Мы не делаем зла.
Мы не режем ягнят,
не приносим вреда,
почему же казнят
люди нас без суда?
Гонят нас по степи
на широкий простор,
свет глаза нам слепит,
душу вынул мотор.
Страх сочится из пор
от светящихся трасс.
Нас стреляют в упор,
в спину, в профиль и в фас.
Прислониться б к кусту
от губительных фар!
Кровь вскипает во рту
превращается в пар.
Сзади крики: «Ату-у-у!»
Я не чувствую ног.
«В темноту, в темноту…
не сдавайся, сынок,-
мне сигналит вожак,-
будь же ты молодцом,
мне уж не убежать —
начинили свинцом,
ты же будь молодцом»

Он рванулся… прыжок…
своей смерти назло
Кровью залит движок
Его тело вросло
в лобовое стекло.

Ну же, дети степей,
вы не знавшие плеть,
чашу воли
испей-
те,
Да,
надо успеть…

Сайгак (кто не знает) – разновидность антилопы, обитает в Средней Азии. Раньше его популяции встречались и на Кавказе, и в европейской части СССР (в Астраханской области, в Калмыкии), теперь этот вид животных занесён в красную книгу по причине массового истребления. Как тут не вспомнить «Охоту на волков» с вертолётов Владимира Высоцкого. Здесь же «охота» велась с автомобилей. Выслеживалось стадо, а затем начиналось преследование и расстрел. Сайгака очень трудно догнать даже на автомобиле, он развивает скорость до 80 км/час. Наши господа ахвицера и товарищи прапорщики, не смотря на строгие запреты начальства, случалось тоже принимали участие в травле этих животных. Поедут бывало проверять караулы на дальние рубежи, как не порезвиться. Очень уж велик соблазн. Это чеховскому персонажу стыдно перед собакой, а нашему современнику только в кайф. Да и трофей (рог мужеской особи) привезти «на большую землю» очень даже лестно. Правда, если это станет известно командованию, пощады не жди. Гауптвахта — самое малое что может ожидать охотников за антилопами. Одна загвоздка – офицерская гауптвахта только в Семипалатинске, а туда – не менее 400 км. Потому наш комполка договорился с местным начальником УВД, майором милиции Калтымбековым Магометом Усмановичем и тот принимал штрафников с большим радушием.
Но об этом чуть позже.

Капитан Клюквин, кстати, был не то чтобы охотник, но любил погонять зайцев во время ночных выездов. Техника простая – заметил зайца на пути, включил дальний свет и начинай преследование, тот уже не свернёт бежит в полосе пока не встретится с бампером. Признаюсь мне претила такая «охота».
Клюквин был душой компании, весельчак, пьяница и баламут. Шага не сделает чтоб кого-нибудь не разыграть.
Идёт, к примеру, навстречу сослуживец, он ему:
— Я твою фотографию видал.
Тот не ожидая подвоха:
— Где?
— На трансформаторной будке, Вооо! – изображая знак «не влезай — убьёт»

Бывало напьётся и в гарнизонную гостиницу – от сторонних глаз, проспаться.
Прибыл к нам на службу врач капитан Абдурахманов. Знакомится со всеми, кто находился в комнате в данный момент: Николай Иванович.
Протягивает руку Клюквину:
— Николай Иванович.
Тот, ещё не продирав глаза, увидел азиатскую физию:
Что?! Ты скажи как тебя по-настоящему звать!
— Кахрамон.
— Ну так и скажи Ахламон .
Полагаю вот из-за таких шутников и прочих «Великороссов- Держиморд» наши азиатские братья по разуму не долго раздумывали в 91 ом, когда появилась возможность уйти в свободное плавание.
Разыгрывал он не только подчинённых, друзей, но и умудрялся шутить даже с командирами.
— Товарищ майор, тут приходили вас искали двое! (это он пропагандисту полка)
— Кто?
— Один с кадилом и двое с лопатой.
И ему сходило с рук.
Будучи дежурным по части: докладывает и.о. командира:
— «Товарищ п/п-к во время моего дежурства происшествий не случилось, за исключением Жучка сдохла!» Кто же не знал армейскую шутку про Жучку*:
— Когда ты уже будешь серьёзным, Клюквин? Что у тебя тут творится? (Около штаба вели прокладку кабеля и ещё не зарыли)
— Товарищ полковник, щас здесь будет ровно.
— Ох допрыгаешься ты, капитан.
И допрыгался таки. Однажды (из ревности) разукрасил жену как новогоднюю ёлку.
И кого ревновать. Она работала гарнизонной поварихой, рано встаёт, идёт в столовую, сделает заготовки к завтраку, бежит домой, отправить детей одного в школу, другого в садик.
Он же как-то проснулся в 7 часов – её нет. Видно не с той ноги встал: «иб…ся сука», ну и вломил ей по приходу.
На сей раз ему не сошло, пришлось таки познакомиться с Магометом Усмановичем.
Её в госпиталь, его на «гаутвахту» на 5 суток.
О как же обожал нашего брата сей блюститель закона по гражданской части.
Первое, с чего начинал этот «чингизхан», собственноручно срезал пуговицы на брюках арестанта со словами «дэржи штаны». Но самое интересное было потом, когда сердобольная жена приносила мужу передачу, нащальник принимал котелок с пловом или с супом, запускал туда потную пятерню, снимал пробу, вылавливал самое вкусное, и затем, вытирая жирные пальцы о край посуды, протягивал арестанту: «на, ещь». Какой там уже «ещь».
Проштрафившиеся офицеры чуть ли не на коленях умоляли командира: «всё что угодно, голубчик: строгача… вплоть до неполного служебного, только не отправляйте в КПЗ к Магомаду.
Известно, честь у восточных славян испокон веков ставилась превыше всего. Это отразилось и в Судебнике Ярослава Мудрого «Русской Правде». К примеру, за удар кулаком равным равного (по статусу) обидчик платил, помнится, штраф от 3 до 5 гривен, тогда как за удар батогом аж 12. Так уж издревле повелось, русский человек готов терпеть боль, муки, всё что угодно, только не унижение. В Российской Империи не только в знатных кругах, но и в простонародье, обида причинённая в драке считалась менее тяжким оскорблением нежели обычная пощёчина.

——————

* Ком.полка:
— Какая Жучка?
-Да наша собака, караульная.
— постой-постой, а от чего она сдохла?
— конины объелась
-какой конины?
— да наш же Пегий околел, всю ночь на нём воду возили.
— зачем?
— как, а вы разве не знаете, штаб тушили.
— а где нач.штаба?
— штаб сгорел, знамя сгорело, начальник штаба застрелился.

.

Охота на сайгаков

с ГАЗ-66, с ЗИЛ-130 и проч.
«Эту бойню затеял не Бог – человек»
/В.Высоцкий. Охота на волков./
Мы не делаем зла.
Нас Судьба берегла
до сих пор,
до сих пор.
Почему же теперь
этот бог или зверь
нас стреляет в упор
в три ствола.
Мы не режем ягнят,
не приносим вреда
никому никогда.
Почему же тогда
нас сайгаков казнят
просто так, без суда,
без суда?
Мы бежим по степи —
перед нами простор,
выбиваясь из сил,
но силён их мотор,
от него не спастись,
не спастись.
Страх сочится из пор
от светящихся трасс.
Нас стреляют в упор,
в спину, в профиль и в фас.
«Велес, чада спаси!
от губительных фар!»
Кровь вскипает внутри
превращается в пар.
И погони азарт.
Я не чувствую ног.
«В темноту, в темноту
нужно только свернуть –
не сдавайся, сынок.
Грудь поймала свинец.
Ты продолжишь наш путь» —
завещает отец.
Смерти не избежать…
И сайгачий вожак
всю то волю в кулак,
развернулся… прыжок…
Кровью залит движок
и зачах, и заглох.
Его тело вросло
в лобовое стекло,
лоб и… рог.
Ну же, дети степей,
вы не знавшие плеть,
чашу воли испей
надо….
надо успеть…

Меланхолия

«Когда бы зажило плечо, тянул бы лямку как медведь,
кабы к утру да умереть, так лучше было бы ещё»
/Н.А.Некрасов /

Говорят не зря: «Бог шельму метит».
Это про меня. И поделом.
Ничего другого мне не светит, —
любоваться как терзает ветер
золотые лозы за окном.

Если ты всю жизнь по тонкой кромке…
рано или поздно упадёшь…
знать бы где, то подстелил соломки.
От Судьбы как видно не уйдёшь.

Научиться б обходить ухабы.
Помечтать о прошлом не грешно,
прошлым жить – удел больных и слабых
времени назад не повернёшь.
———-
Красота слетает с тонких веток
вместе с нежным запахом левкоев,
наполняя двор осенним светом
и какой-то серою тоскою.

А душа, душа как перст… раздета,
уж сыта осенней баркаролой,
ропщет, всё назад стремится в лето —
жечь сердца, не только лишь глаголом.

16.11.2020

Нежные упрёки

Состарилась ты, дочка Агенора.
Похоже, на всю голову больна,
ты думаешь, по-прежнему сильна,
и всё грозишься показать свой норов.
Но видно, что пришла тебе хана.
Уж в Ватикане правит бал Нечистый.
Моя голуба, что тебе скажу:
напрасно ждёшь прихода Реконкисты,
скорей сама наденешь паранджу.
Мужчины как кроты забились в норы,
уже не смеют даже и мечтать
о доблести и славе мушкетёров.
Второго ждут пришествия Христа,
а дождались нью-реконкистадоров —
пришедших чтоб отдать тебе долги …
не воинов Христа, а Магомета…

В истории ничто не канет в лету.
Поймёшь ли, где друзья, а где враги?

05.11.2020