Vadim Rosin

Поэзия и Проза

Author Archive

СОН

Мне снилось, что я умерла.
Душа расплескалась токкатой
в лучах золотого заката,
как белая лебедь крыла
расправила, высь уплыла
в Небесное Царствие Бога.
Качалась на волнах пирога.
Какой-то субъект колченогий
кормило прилаживал к ней.
Светила Луна с небосклона.
И тут я узнала Харона –
возницу из Царства теней.
Душа в Небеса отлетела,-
подумала,- что будет с телом?
Прошёл холодок по спине.
Какая-то чёрная птица
летала над водами Стикса,
потом вдруг присела ко мне.
Скользила неслышно пирога
меж серых причудливых скал.
И я наблюдала как дёготь
со стареньких вёсел стекал.
Исчезла Луна с небосклона,
окутала нас темнота.
Мы входим в подземное лоно.
Открылись литые врата
в сакральное Царство Аида.
Куда пристают навсегда.

…………………………………………
И вдруг появилась Фемида,
сказала, что мне не сюда…

18.04.2022г.

Use Facebook to Comment on this Post

«Влачусь по свету желчно и уныло,
тоска в душе, тоска и смерть вокруг»*
Уносит хмурый март друзей, подруг
Весна в душе вдруг осенью заныла.

Сад опустел. Всё. Кончилась малина.
Мост рухнул и лежит на дне реки,
а от горшка остались черепки –
видать была не качественной глина.

Пылится утомлённая рапира,
(та что пыталась уколоть «гуру»),
теперь небрежно брошена в углу,
а рядом и… расстроенная лира.

На сердце мрак, да и в душе как в склепе,
и в мыслях тот же мрак и пустота;
похоже, что подведена черта…
«помог» однажды случай вдруг нелепый.

И лишь неугомонный дух мятежный
всё верит в счастье, с думой о былом,
как альбатрос с поломанным крылом,
пытается взлететь, парить как прежде.

Но поздно, слишком поздно, глупый птах.
Осталось твоё счастье лишь в мечтах.

*- строчки из ст. Г.Гейне «Осень»

30.03.2022г.

Use Facebook to Comment on this Post

После Бородина

Посв. 210 летию Отечественной войны

Об этом не напишут оды,
мы не узнаем ни имён,
ни сколько русского народу,
под сень лесов со всех сторон
по только им знакомым тропам,
кто на подводах, кто пешком
шли будто к храму для молитвы,
какому Богу — всё равно.
Все ждали окончанья битвы
С французом под Бородино.

Сюда не доносился звон
штыков и сабель, хруст костей –
Кутузов «принимал» гостей
теперь на Бородинском поле,
а О’тцы ждали новостей.
Их кони ржали поневоле,
когда взрывался в ядрах порох,
их беспокоил каждый шорох.
Вот прозвучал вечерний звон
и всё, похоже тАм всё стихло,
лишь слышно как молились пихты.
И будто толпы «ведьм» и «леших»
теперь обшаривали флеши,
сбирали мёртвых и калек.
Небесный свод совсем поблек
от фонарей. Живых немногих
несли, безруких и безногих…
но каждый был родному рад…
Над полем поднимался смрад.
Повсюду Смерти дух витает
и вместе с ним вороньи стаи….
И ночь, и день кружились птицы.
…………………………….
А супостат вошёл в столицу.
Своим успехом окрылён,
и ждёт ключи Наполеон.
Хлебнув Демьяновой ушицы,
решил сейчас всё завершится…
Веселие сменила злость.
Увы, ВСЁ ТОЛЬКО НАЧАЛОСЬ.

Пока ж французы «отдыхали»,
пока, но их ждала Беда,
ей имя — «русская страда»
Да Вы наверное слыхали,
как Чёрта обманул Балда.

25. 01.2022г

Use Facebook to Comment on this Post

Chopin. Larghetto*

Умолкли птицы. Сникли голоса.
Открылась бездна пред душой поэта,
и та вдруг устремилась в небеса.
Я всё ещё не веря в чудеса,
следила за игрой теней и света,
вдруг онемев от этой красоты
вибраций dolce чёрно-белых клавиш;
молилась: Боже, ты же не оставишь
рабу, поможешь воплотить мечты.
Возьми меня ты на свою планету,
в любое время, только не зимой.
Мне погостить в садах…
Но Бог глухонемой.
Моя мольба осталась без ответа.

*- Здесь речь идёт о 2 части 2 концерта для ф-но с оркестром фа минор – Larghetto, вызывающей душевный трепет и такой эмоциональный всплеск, экстаз, когда трудно удержаться от слёз. Эта музыка сравнима, разве что, с Andante из 21го фортепианного концерта Моцарта, о котором выразился Бетховен: « нам такого никогда не написать.
Это может быть образ некой Констанции Гладковской, первая любовь Фредерика, которой он посвятил 1ый концерт для ф-но с оркестром фа минор (смею предположить, что 2ой концерт ми минор он посвятил ей же). Во 2ом концерте лейтмотивом проходит песня «Желание», услышанная Фредериком ещё в ранней юности, но кульминацией, пожалуй, является 2я часть концерта Larghetto , как проявление высшей формы любви.

06.01.2022г.

Use Facebook to Comment on this Post

Демис Руссос

Людское море плещется у ног.
Глаза устремлены к громадной сцене
О, этот «зверь» упал бы на колени,
как если бы ему явился Бог,
сам Аполлон сошедший вдруг с Олимпа.
Но это был любимец муз Орфей,
с гитарой, пышной гривой, хоть без нимба,
явился миру в окруженьи Фей.
Он поклонился, встряхивая гривой
эбеновых чуть вьющихся волос,
толпе пришедшей поглазеть на диво.
И вот священнодейство началось.
При свете рамп и тысяч глаз-лучей
в толпу полился золотой ручей.
О, это был не Руссос, а колосс,
могучий сфинкс – хранитель пирамид.
Я ощущала, как душа костром горит,
попавшая в долину красных роз.
Мной, как и всеми, овладел гипноз.
А голос серебрился как река,
он уносил в далёкие века.
сверкал в лучах софитов серебром.
Всё невозможно описать пером.
Тебя бросало в жар, бросало в дрожь.
Я вспоминаю как он был хорош.
Он нужен нам как воздух, как вода.
Услышав раз запомнишь навсегда
26.12.2021

Use Facebook to Comment on this Post

Когда-то ты был «мой», а я «твоя»,
ты мне дарил платки, букеты флоксов,
теперь уже не даришь, мы — «семья».
Вся наша жизнь – лишь цепь из парадоксов.
В народе говорят, что муж – стена.
Я от «стены» вставала спозаранку,
Мне освещала путь к коровнику Луна,
а вечером ждала нас перебранка
с «главой семьи», который с корешами
спешил с утра «поправиться пивком»
в кафе «Под голубыми парусами»,
потом в «Туристе» по «чуть-чуть», а вечерком
«спешил» домой на всех парах ползком
к «единственной», как воин за наградой —
святое дело… на кровать, а я
к вечерней дойке слушать серенады
бурёнок, а не мужа-соловья.

И кто мне скажет, где моя семья?

24.12. 2021г.

Use Facebook to Comment on this Post

Лакримоза

Навеяно «Реквиемом» Моцарта

О, эта гробовая тишина!
Заполнила все клеточки, все поры.
И тут как будто под её напором
из пут, из плена вырвалась струна,
ответив ей печальным ре минором.
Слегка качнулась, поплыла стена
куда-то вместе с клиросом и хором,
упала вниз в субдоминанту ля.
Зал в напряжении и в страхе снова замер,
почувствовав как будто и земля
разверзлась, закачалась под ногами,
как палуба большого корабля.
И в памяти возник ковчег — «Титаник»,
землянам посылавший свой привет
из глубины.
Язык прилип к гортани.
И в сердце дрожь…
Душа рвалась, рвалась, рвалась из кожи
пока вдруг на неё Небесный Свет
не пролился.
Очнувшись от наркоза,
я поняла, пока не умерла,
вдыхала запах розы и лаванды
и ощущала трепет от крыла,
которым моих плеч коснулся Ангел.

20.12.2021г

Use Facebook to Comment on this Post

Сонет
Я сплету сонет из вещих снов.
Пусть тебе почаще будет снится
некогда любимая синица.
За неё был жизнь отдать готов
ты, когда мечтали о Париже,
голубь, а теперь летишь с другой.
Знай же, я не стану, дорогой,
в омут как тургеневская Лиза.

Помню как горел закат багровый.
Он пронзал окно своим лучом,
разрезая сердце как мечом,
оставлял на стёклах капли крови.
Что же, ты не стал «моим плечом»,
ты ушёл и… снял с души оковы.

19.12.2021г.

Use Facebook to Comment on this Post

Поэзия

«Поэзия – печальная овца» (с).*
Иначе же — телица на закланье.
Поэт свой крест несёт не призванью,
а лишь по воле Господа-Творца.

Случайно я узнал, в чём здесь секрет,
крылатый ангел нашептал мне в уши:
Бог дал поэтам разум, интеллект,
влил свет в их романтические души.

Дал честь и совесть, толику стыда
(кой где это считается товаром),
поэт же получил всё это даром,
это его духовная еда.

Душой не покривит он никогда
хотя и говорят «он врёт как дышит»,
то что имеет он, ему даётся свыще.
Он жив, пока горит его Звезда.

*- фраза принадлежит поэту Андрею Ширяеву

Use Facebook to Comment on this Post

Музыка

Сейчас страницу я переверну,
чтоб вспомнить как меня лишала сна Ты,
как мы с тобой глядели на Луну,
и млели от бетховенской сонаты.
Когда я открывала инструмент,
казалось, Ты пришла с другой планеты.
И руки, каблуки и кастаньеты.
сливались с танцем огненной Кармен.
Бах уносил в космическую высь,
и Цезарь Франк звучал в душе хоралом
h-moll. Парили ангелы над залом,
и в бога превращался органист.
Когда я слышу голоса великих,
я становлюсь их музыкой больна,
и будто ближе Солнце и Луна.
Я вижу пред собой святые лики,
и лунный свет, и солнечные блики,
и деву с волосами цвета льна,
спешившую на первое свиданье.
И я сама на крыше мирозданья,
ночь открывает тайны закрома
и дарит счастье, радость и страданье,
и возвышая, и сводя с ума.
И мне уже не вырваться из плена.
Ты хоть умри и заново родись.
Умрёт Гекуба, сгинет Мельпомена,
а Музыка со мною на всю жизнь.

09.12.2021г.

Use Facebook to Comment on this Post