Vadim Rosin

Поэзия и Проза

Цвета побежалости

из цикла «Мои университеты»

Урок технологии металлов. Иван Иванович Мельник, худощавый мужчина с лицом землисто свинцового цвета, налегая на о, объясняет новый материал:
— …Цвета побежалости возникают в результате окисления металлов, при их быстром нагреве. Они быстро сменяют друг друга от светло-соломенного,золотистого до пурпурного к фиолетовому и синему, а затем, по мере роста толщины плёнки, вновь проявляются, но в несколько приглушенном виде: коричневато-жёлтый, красный…и так далее.
Учащиеся, стараясь не мешать учителю, занимаются своими не менее важными делами.
Учитель расхаживает у доски, глядя поверх голов, монотонно продолжает:
-Цвета побежалости (а также цвета каления) раньше всех, до появления пирометров, широко использовали в качестве индикатора температуры нагрева железа и стали при термообработке, хотя, замечу, это не точный индикатор.
На легированных сталях цвета побежалости обычно появляются при более высоких температурах, так как нередко легирование повышает стойкость стали к окислению на воздухе.
Цвета побежалости применяются при декоративной отделке стальных изделий, а также при их
маркировке
Затем Иван Иванович раздаёт учащимся, для наглядности, медяшки, железки и стекляшки окрашенные в указанные цвета, подытоживает:
— готовьтесь к следующему уроку, господа.
Самое интересное начинается после, при опросе.
Иван Иванович раскрывает журнал, внимательно его изучает, при гробовом молчании класса, и наконец изрекает:
— Герасименко, отвечать!
Глубокий выдох
Приговорённый изо всех сил напрягает весь свой интеллект, бормочет что-то маловразумительное про радужную окраску бензиновых пятен на поверхности воды. Однако учитель неумолим:
— Садитесь, еденица.
— Рябко, отвечать.
Этот вообще ни бэ ни мэ.
Итог тот же.
— Садитесь, единица.
— та я на конференции был.
— ну ладно, не поставлю. Панасенко, отвечать.
Очередная жертва выворачивается наизнанку, но тщетно, Иван Иванович неумолим, только два балла, на удовлетворительно жертва не дотягивает.
— Рыло, отвечать.
Пашу Рыло помимо природных данных всегда отличало прилежание.
По всем предметам он показывал фундаментальные знания.
От сталей он перешёл к меди, затем к минералам, стеклу и старинным монетам. Не путать с патиной, предостерегает Паша.
Словом, выдал весь спектр, результатом чего.
— Садитесь, отлично.
Из глубины голос Герасименко:
— та я ж точно так отвечал.
Иван Иванович невозмутимо:
— если б вы так отвечали, я б Рыло и не поднимал.

Окончен 2 курс. Не успели оглянуться, как пролетело ещё два года, практика, защита диплома.
И вот, наконец, 106 ой отдельный Луненецко-Пинский орденов Богдана Хмельницкого и Кутузова полк связи. Наша 402 группа почти в полном составе перекочевала из Таганрога в Ростов и теперь в карантине образует 10 е отделение, на самом левом фланге.
Вечерняя поверка. Старшина роты старшина Хворост оглашает список 9 го отделения: Михайлюк, Кулик, Пень, Червень, Борщ, Подопригора, Белоконь…. лёгкий ветерок проходит по рядам. Но это прелюдия.
Кульминация впереди:
— Поцелуйко
— я
— Хорошенько

— Али Заде
— здэсь
— Ус
— Панько,
-Рябко
-Тряпко
— Рыло.
Дальше гомерический хохот.
Прав был Ги де Мопассан, когда говорил самый здоровый смех в казарме.

Use Facebook to Comment on this Post

 

You can leave a response, or trackback from your own site.

Leave a Reply