Vadim Rosin

Поэзия и Проза

Posts Tagged ‘гений’

Ф. Шопен. Скерцо №4

Ну что с тобой, поэт, опять грустишь,
диезами как шпагой режешь сердце?
Ты покорил Варшаву и Париж,
взрывая залы огненными скерцо.
Где тот мальчишка с кудрями до плеч?
Ах, если бы ты мог тогда остаться,
тщеславию не дал себя увлечь…
возможно ты бы был сейчас с Констанцией.
Хотя, mon cher, какой ты ухажёр,
ведь ты любимой сразу отдал сердце,
зато ты в Вечность совершил прыжок,
когда решил здесь силами померяться.
Калькбреннер, Паганини, Шуман, Лист…
Париж – арена лучших виртуозов.
Отсюда путь ведёт и вверх и… вниз,
на Елисейских сеют и… хоронят грёзы.
Ты первый среди первых без сомненья.
Да разве же забудется когда,
ласкающее слух твой: «Господа,
снимите шляпы, перед вами гений!»*
Двенадцать лет уж как лучи Авроры
тебя как псы цепные сторожат,
и захотел бы — некуда бежать
от этой милой «фауны и флоры».
А как забыть ту келью Valldemossa,
вокруг которой горы и леса,
сверкающие в море паруса,
похожие на крылья альбатросов.
И ты как часовой несёшь дозор,
как будто бы на крыше мирозданья.
Ты – Бог, тебе неведомы страданья.
Твой взор направлен в скерцо ми мажор.
Ты постепенно переводишь взгляд
туда повыше, где живут атланты,
с ми в ля бемоль. Сменился лад,
чтоб вспыхнуть вновь мажорной доминантой.
Круг новый завершил квинтсекстаккорд —
взор открывает новую картину.
В мятущейся душе царит восторг,
готов реинкарнировать в рутину.
И со страстей снимается узда,
из верхнего и нижнего регистров
пассажи устремились как вода,
как будто ливень застрочил по листьям.
И.., пауза, и сразу пустота,
ссылаясь на особенность момента,
открылась изумительным piu lento,
печальным и прекрасным как мечта.
Всего мгновенье, а затем реприза.
Сдержать, сдержать этот души каприз,
не надо никакого ей сюрприза
Забыть про всё… и поскорей в Париж .

*- фраза принадлежит Роберту Шуману.

Use Facebook to Comment on this Post

Путь поэта

Путь поэта всегда тернист.
Нет таких, чтоб Судьба любила.
Он как сорванный ветром лист…
видно в слабости его сила.
Светоч разума скроен сам
из сомнений, из многоточий…
Знает гений ли что пророчит?
Он и нужен лишь Небесам.

Я и сам не в ладу с Судьбой,
за идеи не рвал рубаху,
без причины не рвался в бой,
всё равно угодил на плаху.
Хоть — в обход, хоть ступай прямиком,
все равно ждёт в конце расплата.
Спать ложился в постель Сократом,
просыпался – дурак дураком.

Я – и Царь, и аз есмь червь.
Я тот Каин убивший брата,
я, предавший Христа за злато,
я — Иуда и… Агасфер.
И сам Чёрт мне теперь как брат.
Да ещё теперь друг Люцифера,
и с отмычкой от Райских врат
проворачиваю аферы.

Посыпаю пеплом главу –
значит ли, что о чём-то жалею?
Я не умер и не живу,
я теперь не горю, а тлею.
Погружаюсь в закат, во тьму,
выбираю куда причалить,
возвращаюсь, зачем не пойму,
я к тому, что было вначале.

5.10. 2018г.

Use Facebook to Comment on this Post

Юленьке Андреевой

Может я и ангел, но без крыл.
Я не злой, но и не добрый гений.
Я бы взял тебя удочерил,
но Тартар моей заждался тени.

Я не слышу больше голосов,
видно посдыхали мои птицы,
а душа закрылась на засов.
Что ж пора уже угомониться,

свою шпагу сдать металлолом,
что с годами накопив усталость,
притупилась так же как перо,
вызывая не восторг, а жалость.

Я и сам себе уже не рад,
я кривить душою не умею.
Мне же всё равно, что Рай, что Ад,
даже, говорят, а Аду теплее.

22.08.2017г.
.

Use Facebook to Comment on this Post

открытое письмо

ЕЕ = КГ,* Вы – гений, наше Солнце.
Я представляю, как Вам нелегко,
примерно как в России двоеженцу,
когда жена родная далеко…

Я никогда вот не был в Оклахоме.
Ну как Вы, на другом конце Земли,
страдаете без кваса, без боржоми?
Зато любить приятней издали

на ранчо, пребывая в сладкой неге,
услышать на заре пичуги трель
и вспомнить шум берёз, хлеба и …снеги,
почувствовать как буйствует апрель

в родном краю. Ну как не распалиться,
не взвыть, не прокричать на белый свет:
что мне Нью-Йорк, что мне Париж, что Ницца,
я, мол, в России больше чем поэт.

Да, верю, что Вы малость подустали,
от переездов, бурь в ведре воды.
Ваш оппонент нашёл приют в Италии.
А Вы? А приезжайте-ка сюды…

Вадим Росин

*- Конёк Горбунок, так называли поэта коллеги по цеху за работоспособностьи громадную самоотдачу

Use Facebook to Comment on this Post

пРо luyboff

Приходиться опять писать об этом,
о том, что превращает нас в рабов,
мильоны раз рассказанном и спетом,
про эту распроклятую Любовь.

Ах, девки, не ходите за поэтов.
Будь он хоть Бержераком Сирано,
а Вы прекрасны так же как Джульетта,
он Вас, увы, оставит всё равно.

Семья и дети для него обуза.
Он – гений, но повеса из повес.
Все вечера — с друзьями, ночи – с Музой.
Сколь волка ни корми – он смотрит в лес.

Любовь не подаётся «Христа ради»,
напиток этот самый дорогой.
И будь Вы хоть самой Мариной Влади,
он изменит Вам с Бабою Ягой.

Любовь уйдёт – «фамилии не спросит»,
ведь жизнь «в оковах» для неё тесна.
Она, как несговорчивая Осень
она, как полоумная Весна.

Сойдёт на Вас, как снежная лавина.
Жизнь без неё хоть вроде и пуста,
она лишь с виду кажется невинна,
на самом деле «нет на ней Креста».

Из-за неё ахейские герои
с троянскими вступили в жаркий спор,
и в этом споре погубили Трою.
И мы… ломаем копья до сих пор.

О, сколько про неё несём мы вздора,
не перечесть, хоть весь амбар просей.
Она и — мир, и — яблоко раздора.
Из-за неё отважный Одиссей

скитался по морям, а Пенелопа
ждала. А он, подлец, тайком…
«с чем чёрт не шутит… может как Европа…
вдруг спуталась с каким-нибудь Быком.»

Любовь порой ведёт себя по-свински.
Пусть – цезарь, а на деле – ретроград.
Скрой свою тайну Моника Левински,
да разве стал бы Билл бомбить Белград.

Так Хилу опозорить перед Светом…
Но что поделать – такова Любовь,
Разбито об неё немало лбов,
Но если полюбил — ты стал поэтом.*

1.12.2015

* — мысль Овидия

Use Facebook to Comment on this Post

Александру Блоку

Как жаждем хоть немного света
извлечь из звёзд. Я как вандал
ворочал дневники поэта,
но тайны так не разгадал.

Из любопытства ли, из блажи
мы уж на совесть, не за страх
помоем, выбелим и в сажу…
Пусть хоть и гений, всё же — прах.

Use Facebook to Comment on this Post

О КОРРУПЦИИ

« обкрутить ему (татю) голову вервием
и крутить оное донеже не вниде тать во изумление»
/ из «Пытошного устава» Ромодановского/

Который год живем в плену пустых идей,
играем с Сатаной, играем с Богом в прядки.
у нас России всё не так как у людей…
А что, дорога в Рай разве бывает гладкой?

Пока нам дикари затягивали выи,
держали в погребах и резали как скот,
начальники в штабах делили «боевые».
Большие деньги там, где льются кровь и пот.

Есть множество путей, но этот путь вернее:
отдал бугру пакет, прищёлкнув каблуком,
и взял под козырёк, я, дескать, «честь имею».
Был «крысою штабной», глядишь…стал военком.

И мне и дела нет, кого берут на мушку,
пусть взрывы траки рвут, кошлатится броня,
но что мне до того, я у своей кормушки…
захочешь откосить – всегда найдёшь меня.

Металл везде в цене, но я могу косыми…
по штуке по одной всего за девять грамм…
Мне вовсе дела нет ни до Отца, ни Сына,
Я не смотрю в глаза скорбящим матерям.
……………………………………………..

Да, наша жизнь полна загадок и курьёзов.
Пришла и к нам пора губительных идей.
В наш меркантильный век достичь апофеоза
теперь сумеет всяк: и гений, и злодей.

11октября 2012 г.

Use Facebook to Comment on this Post

ПАГАНИНИ

Изменчивы пристрастия толпы.
Нужны скандалы для приданья веса.
Есть подлинная вера, есть попы.
Она — от Неба, а они — от Беса.
Срывая розы, помни про шипы,
да все мы жертвы этого процесса.

Гранд Опера вся торжеством сияла,
она возбуждена, накалена,
«чудовище» стонало и визжало
тысяеглазо и тысячежало.
Сейчас на эту сцену выйдет «дьявол».
И вот прошла горячая волна.
Людская масса выдохнула имя
факира и кумира… «Паганини».
И сразу наступила тишина.

А он стоял беспомощен и жалок
длинноволосый и худой урод,
приветствовал собравшийся народ
поклоном и подобием улыбки,
сжимая тонкой кистью горло скрипки.
А зал стонал.
Уверенный и твёрдый
широкий взмах. Смычёк коснулся струн,
и прозвучали первые аккорды
при свете сотен пар горящих лун.
Зал онемел.
Покорен и послушен,
лишённый сил, он наблюдал тайком,
как «дьявол» вынимал из него душу
искусною рукою и смычком.
И в этом осязаемом молчании
как будто в колдовской стране чудес
им слышалось волшебное звучание
струящегося золота с небес.
Звук ощутимый, нестерпимый, жгучий.
Он проникал внутрь, причиняя боль.
Он врачевал, ласкал и снова мучил,
великий маг, слуга их и король.
Перед людскою подлостью робея,
он глубоко раним и уязвим,
казался людям бесом, чародеем.
…………………………………………
Целован Небом и Судьбой гоним
«злодей-развратник», он, скрипичный гений,
рождает злобу у каноников,
внесён в реестр «денежных мешков»,
как мог при жизни избегал гонений.
Однако всемогущий Ватикан,
не выудив заветного ларца,
готовил магу пострашней капкан,
обрушив весь свой гнев на мертвеца.

Видать понтифик был навеселе,
когда такая светлая идея
пришла на ум: не предавать земле
прославленного мага-чародея.

И тот, кого народ на трон венчал,
чья музыка, как Солнце греет души,
не мог полвека отыскать причал,
чтоб обрести покой – клочочек суши.

Изменчивы пристрастия толпы.
Пусть ум, душа и честь, хоть из кристалла,
будь ты сам Амадей, тебя попы,
коль захотят, низвергнут с пьедестала.

15.08.2012г.

Use Facebook to Comment on this Post

Он не герой, но необыкновенен,
немножко плут и чуточку ханжа,
средь дилетантов безусловно гений.

Он не ходил по лезвию ножа,
хотя и не боялся острых рифов
в стремлении прекрасное постичь.

Он не творил и как Поэты мифов,
и не бросал толпе призывный клич,
так как по сути не любил баталий.

Громилам он предпочитал творцов,
деяния их, славных удальцов,
которые за свой пытливый ум страдали.

Он видел их, парящих в вышине,
но не стремился в голубые дали
и не скакал на розовом коне.

Чтил заповедь «не сотвори… кумира»,
метался словно мошка не свету,
в себя вбирая все богатства мира.

Ценил любовь, талант и красоту
и никогда не отпускал педали.
Отечеством и дружбой дорожил.

Хорош был, хоть случалось и скандалил.
Одно лишь только плохо – долго жил.
……………………………………….

Великим – миг… они как метеоры
сгорают, чтоб светло было другим.

Блажен (вот только счастлив ли?) который
к душе придачу получил мозги.

10 декабря 2011г.

Use Facebook to Comment on this Post

Слушая ШОПЕНА*

Моё сердце в плену и не рвётся из сладкого плена,
лишь волну кровотока поднимет, ударит как в берег о грудь,
и на пике замрёт вместе с паузой в вальсе** Шопена,
чтоб опять погрузиться в осеннюю тихую грусть,

утонуть в колдовской синеве Желязового бора,
и услышать дубраву в вибрациях, рокоте мягких басов,
и уйти в никуда, отрешась от ненужного вздора,
от щемящей тоски, затворившись на прочный засов.

Убежать от лукавства, суетной земной круговерти.
человек может быть одиноким в потоке людском в свете дня.
Если скажут вам, Гений творил для салонов — не верьте,
потому как всё что он писал – он писал для меня.

16 октября 2011г.

* — стихотворение приурочено ко дню памяти ( умер 17 октября 1849г) великого композитора, которого ещё при его жизни вполне заслуженно называли ГЕНИЕМ и Польским Моцартом.

** — здесь имеется в виду вальс №3 ля минор, соч. 34

Use Facebook to Comment on this Post