Vadim Rosin

Поэзия и Проза

Posts Tagged ‘Мари’

Месье Гильотену

памяти Великой Французской буржуазной революции

Уверен, нам Господь за всё воздаст.
Мы смертны, но деяния не тленны.
Как говорят «bis dat qui cito dat»*
французы, вспоминая Гильотена.

Я, оказавшись в веке золотом,
месье Жозеф, Вам присудил бы орден.
Мы же как встарь, обидчика кнутом,
а то и вовсе кулаком по морде.

Другое дело лечь под Ваш топор.
Уж тут и впрямь, есть чем залюбоваться.
О, сколько крови утекло с тех пор,
и замерло сердец при счёте «двадцать».

Секунда — для кого-то просто миг,
для жертв она – пожизненная мера.
Кто знает, что желал король Луи **
Месье Сансону или Вам, к примеру.

О, сколько было сыграно «премьер»,
и прожито тех «сладостных» мгновений:
Луи, Мари, Дантон, сам Робеспьер….
Снимаю шляпу, Гильотен, Вы гений.

*- дважды даёт тот, кто даёт быстро (латынь)
**- Людовик XVI Король Франции
Историческая справка:
Началом Французской революции принято считать 14 июля 1789 года -время взятия Бастилии.
Жозе́ф Игн́ас Гильоте́н (Гийотен) (фр. Joseph-Ignace Guillotin [ɡijɔtɛ̃]; 28 мая 1738, Сент — 26 марта 1814, Париж) — профессор анатомии, политический деятель, член Учредительного собрания, друг Робеспьера и Марата.
К этому можно добавить: учёный — изобретатель гильотины, ещё музыкант, неплохо играл на клавесине, часто дуэтом со своим другом скрипачом — палачом Сансоном .
Весной 1792 года Гильотен в сопровождении Антуана Луи и Шарля Сансона приезжал в Версаль к Людовику — обсудить готовый проект механизма казни. Оба, и Гильотен и король, не могли скрыть волнения. Догадывались ли они о том, что их ждёт в будущем, трудно сказать. Король сделал только одно замечание: «К чему полукруглая форма лезвия? — спросил он. — Разве у всех одинаковые шеи?» После чего, рассеянно присев к столу, собственноручно заменил на чертеже полукруглое лезвие на косое (позднее Гильотен внес важнейшую поправку: лезвие должно падать на шею осужденного точно под углом 45 градусов). Как бы то ни было, но изобретение Людовик принял. Так что можно считать, что король Людовик внёс таки свою скромную лепту в изобретение гильотины.
Впервые доктор Гильотен сообразил, что творится что-то неладное, когда Конвент, заменивший Национальное собрание, с перевесом в один голос вынес смертный приговор как «изменнику революции» … самому королю, в нарушение своей же действующей Конституции, согласно которой монарх оставался лицом неприкосновенным. Когда Гильотену доставили торжественное приглашение участвовать 21 января 1793 года в спектакле «соития мадам Гильотины с королем Франции», он лишился чувств. А первое, что он узнал, придя в себя то, что революционный народ пожелал перенести придуманную им машину с Гревской — на площадь под окна королевского дворца, которая отныне будет именоваться площадью Революции.
Есть свидетельства, что ночью, накануне казни короля, Гильотен в первый раз за много лет извлек из потайных кладовок изображение Богоматери и не смыкая глаз молился до рассвета… Его слуги даже решили, что хозяин лишился рассудка.
…Король был единственным из всех французов, кому милостиво даровали две привилегии — ехать на казнь в приличествующем его сану экипаже (а не в предназначенной для этого повозке) и прибыть на эшафот в сопровождении священника. Супруга Его Величества Мария Антуанетта была лишена этой привилегии — её. как и всех последующих осуждённых, к месту казни везли в тележке громыхающей по булыжной мостовой.

«Раздался грохот барабанов. Гильотен продолжал стоять с закрытыми глазами, а в его сознании, словно во сне, возникала цифра «20» — ему, как никому другому, было известно, что именно на счет 20 лезвие машины падало до своего предела…
— Я умираю за счастье Франции, — словно в тумане донеслись до него последние слова Людовика.
«Двадцать», — судорожно выдохнул Гильотен и, упав на колени и больше уже не контролируя себя, стал исступленно молиться. Никто не обращал на него внимания. Толпа заколыхалась, и кровожадное «ура» огласило бледное рассветное небо.
Несколько месяцев после казни короля, доктора Гильотена никто не видел. Да и до него ли тогда было? Кто-то был уверен, что он неизвестно от чего умер, кто-то утверждал, что сбежал за границу. В любом случае, достоверных сведений об этом периоде его жизни нет.»

Каких только узников не повидала «мадам Гильотен» за эти годы! Революция, как это обычно бывает, принялась теперь пожирать своих детей: казнили легендарных деятелей революции Бриссо и Верньо — последний еще не так давно председательствовал в Национальном собрании. Потом ее стены почтили аристократы — да в каком количестве! Был гильотинирован герцог Орлеанский, тот самый, который подал голос за смерть короля, затем слетела голова графа Ларока, графа де Лэгля, а вместе с ним — Агнессы Розалии Ларошфуко, принцессы де Ламбаль… Казнили ученого, которым Гильотен всегда так восхищался, — Лавуазье, не изыскав возможности отложить приведение приговора в исполнение ни на один день, чтобы дать тому возможность записать научное открытие. Казнили недавних революционных вожаков — Дантона и Демулена.
Гильотен, терзаемый чудовищными душевными муками, считал себя виновным в смерти каждого из этих людей. Зловещее предсказание Месмера сбылось: по ночам ему являлись их отрубленные головы, он же вымаливал у них прощение, произнося в свой адрес страстные оправдательные речи — он ведь хотел как лучше… Он абсолютно искренне обещал самому себе, что, когда придет и его час, он, взойдя на эшафот, повинится перед народом, публично плюнет на «мадам Гильотину» и предаст ее проклятию. Так ему легче будет умереть…
Есть версия, что гильотину изобрели немцы, но какое это имеет значение.

Use Facebook to Comment on this Post