Vadim Rosin

Поэзия и Проза

Posts Tagged ‘триколор’

Страна в огне. Опять горят леса.
Деревья как живые голосили.
Молились ели, сосны и осины,
но глухи оставались Небеса,
вихрь огневой глушил их голоса,
а звери еле ноги уносили.
Взлетали Илы, рвали дымный плед,
чтоб ткань лесов зелёную заштопать,
хватались за лопаты филантропы,
окапывали огненные тропы,
а Красный Дьявол хохотал им вслед…

А рядом гибли люди от потопа.

И как бы разобраться – чья вина?
И сколько ждать пожаров рукотворных?
И кто, когда, прикроет рынок чёрный
риэлторов, коллекторов, проворных
чиновников, которым власть дана,
и для которых не «моя» страна, а «эта».
А здесь они лишь трутся до поры,
пока металла звон ласкает слух,
или не клюнет жареный петух.
Пусть Родина летит в тартарары,
а счастливо живёт в мечтах поэта.

Пожары рукотворные в стране.
А рядом бесноватая стихия
Тулун накрыла вдруг
(вопрос по чьей вине?)
Но, право, не о том пишу стихи я;
не лучше ль про свиданья при луне
в саду, где олеандры и левкои,
про поцелуи там и… всё такое…
блеск милых глаз и плеск морской волны,
и буйство красок, чувств, тепла и света.
Вы счастливы, когда вы влюблены,
поскольку все влюблённые поэты.
У сказки этой радостный конец –
с невестой вы идёте под венец….
букет из белых роз и… Мендельсон.
(а в памяти пылающий Донецк,
и боль, и быль похожая на сон),
вокруг друзья,
шампанское и торт…
(за спиной лежит аэропорт
в руинах,
храм с поваленным крестом
и рваный триколор над блокпостом.
…………………………………………………………..

Use Facebook to Comment on this Post

Белая сага

посвящается моим друзьям (белым и красным) Кириллу Ривелю,
Алексею Смунёву и Димитрию Кузнецову.

Мы с потерями вышли из этого боя,
и на Родине списаны были давно.
Казаки пыль Эльзаса глотали в забое,
офицеры — в такси, на заводах Рено.

Это будет потом, а пока что ногою
став на сходни, не думали вовсе о том,
что в тот миг мы как раз превратились в изгоев,
оставляя всю прошлую жизнь за бортом.

Пониманье придёт… а пока что нам ближе
плеск в стакане и плеск бурунов за кормой.
Ну а после не раз мы мечтали в Париже,
что вот-вот и вернёмся в Россию, домой.

И друг другу клялись честью в пьяном угаре,
развернув в Ля Куполе родной триколор.
Мы присягу давали под ним Государю,
Осовец* пережили и Крымский позор.

Я для красных та самая «белая сволочь»,
фат, картёжник и бабник… пороков не счесть,
и несу всё в себе: скуку, радость и горечь,
сохранив на чужбине породу, и честь.

И останусь таким, где б меня не носило,
почитая Судьбу и ругая Судьбу,
и конечно горжусь, что родился в России,
и туда возвращусь я, хотя бы в гробу.

09.12.2017г.

* — крепость на Восточном фронте, которую во время Первой Мировой войны обороняла 13 рота
226 Землянского полка 24 июля (6 августа) 1915 года, подвергнувшаяся со стороны немцев газовой атаке и обратившая своей контратакой в бегство части немецкой дивизии. Вошла в историю как «Атака мертвецов».

Use Facebook to Comment on this Post

Не пора ли, друг…

Не пора ли, любезный друг,
поостыть нам самую малость,
посмотри, оглянись вокруг…
сколько нас на Руси осталось?

Всё пытаюсь понять, простить…
может быть позабыть сумею…
Ну не вечно теперь платить
дочерям за грехи Саламеи.

Я всё думаю, где та грань,
за какую ступать опасно,
где живёт эта «Клио дрянь»,
та, что делит на белых и красных?

Веря в свой народ-исполин,
я горжусь боевым триколором,
только, с красным… мы брали Берлин,
«молоткастый»… проник в мои поры.

Для того меня Бог создал,
чтобы я был слеп, глух и нем,?
Не пора ли, как грек Дедал,
приподняться над… вре-ме-нем?

Я не ползал внизу как червь,
поглощая еду с горсти,
и не думал, как без потерь
в кущи райские заползти?

А в домах, где цветёт герань,
не творили из сказки быль…
Память же собирает дань,
где давно уже слоем пыль.

А Россия стоит века,
не приученная просить,
но кому-то исподтишка
её хочется укусить.

И сосут её и доят,
за то же в неё плюют.
Сколько ты не корми змею,
всё равно в тебя впрыснет яд.

Сколько вырыто нор и ям,
отравленных душ…
Хватит с пушек по воробьям –
улетели уж.

6.03.2016г.

Use Facebook to Comment on this Post