Vadim Rosin

Поэзия и Проза

Posts Tagged ‘топор’

Старый альбом

«Два чувства дивно близки нам.
В них обретает сердце пищу:
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам.» /
А.С.Пушкин/
Я листаю альбом. Он немного поблек
Но как будто стал чуточку ближе
этот полный загадок «Серебряный век».
Светлый образ «тургеневской Лизы»
сквозь туманную даль вековую глядел
мне в глаза, сквозь искусную ретушь.
И как будто я сам оказался в среде
той, которой теперь с нами нет уж.

Я вдыхал аромат нераспущенных роз,
погружая свой взор в незабудки.
Не настало пока время огненных гроз,
время ливней кровавых и жутких.
И никто Русь пока что не звал к топору,
не родился ещё наш Конфуций.
Пращур мой собирал с алых губ по утру
мёд, сгорал … не в огне революций.

Всё с тем веком ушло, но остались следы
в фотографиях, письмах, романсах
про сирень, хризантемы, про пару гнедых…
отдаваясь в душе резонансом.
Я листаю альбом, я пытаюсь прочесть,
что в глазах молодого улана,
в них готовность сражаться за Родины честь,
за любовь своей барышни Анны.

Как всё было давно. Сколько минуло лет
Все нашли свой приют на погосте.
Но любовь чистых душ, излучающих свет,
проникает всё более остро.

13.02.2019 г.

Use Facebook to Comment on this Post

Месье Гильотену

памяти Великой Французской буржуазной революции

Уверен, нам Господь за всё воздаст.
Мы смертны, но деяния не тленны.
Как говорят «bis dat qui cito dat»*
французы, вспоминая Гильотена.

Я, оказавшись в веке золотом,
месье Жозеф, Вам присудил бы орден.
Мы же как встарь, обидчика кнутом,
а то и вовсе кулаком по морде.

Другое дело лечь под Ваш топор.
Уж тут и впрямь, есть чем залюбоваться.
О, сколько крови утекло с тех пор,
и замерло сердец при счёте «двадцать».

Секунда — для кого-то просто миг,
для жертв она – пожизненная мера.
Кто знает, что желал король Луи **
Месье Сансону или Вам, к примеру.

О, сколько было сыграно «премьер»,
и прожито тех «сладостных» мгновений:
Луи, Мари, Дантон, сам Робеспьер….
Снимаю шляпу, Гильотен, Вы гений.

*- дважды даёт тот, кто даёт быстро (латынь)
**- Людовик XVI Король Франции
Историческая справка:
Началом Французской революции принято считать 14 июля 1789 года -время взятия Бастилии.
Жозе́ф Игн́ас Гильоте́н (Гийотен) (фр. Joseph-Ignace Guillotin [ɡijɔtɛ̃]; 28 мая 1738, Сент — 26 марта 1814, Париж) — профессор анатомии, политический деятель, член Учредительного собрания, друг Робеспьера и Марата.
К этому можно добавить: учёный — изобретатель гильотины, ещё музыкант, неплохо играл на клавесине, часто дуэтом со своим другом скрипачом — палачом Сансоном .
Весной 1792 года Гильотен в сопровождении Антуана Луи и Шарля Сансона приезжал в Версаль к Людовику — обсудить готовый проект механизма казни. Оба, и Гильотен и король, не могли скрыть волнения. Догадывались ли они о том, что их ждёт в будущем, трудно сказать. Король сделал только одно замечание: «К чему полукруглая форма лезвия? — спросил он. — Разве у всех одинаковые шеи?» После чего, рассеянно присев к столу, собственноручно заменил на чертеже полукруглое лезвие на косое (позднее Гильотен внес важнейшую поправку: лезвие должно падать на шею осужденного точно под углом 45 градусов). Как бы то ни было, но изобретение Людовик принял. Так что можно считать, что король Людовик внёс таки свою скромную лепту в изобретение гильотины.
Впервые доктор Гильотен сообразил, что творится что-то неладное, когда Конвент, заменивший Национальное собрание, с перевесом в один голос вынес смертный приговор как «изменнику революции» … самому королю, в нарушение своей же действующей Конституции, согласно которой монарх оставался лицом неприкосновенным. Когда Гильотену доставили торжественное приглашение участвовать 21 января 1793 года в спектакле «соития мадам Гильотины с королем Франции», он лишился чувств. А первое, что он узнал, придя в себя то, что революционный народ пожелал перенести придуманную им машину с Гревской — на площадь под окна королевского дворца, которая отныне будет именоваться площадью Революции.
Есть свидетельства, что ночью, накануне казни короля, Гильотен в первый раз за много лет извлек из потайных кладовок изображение Богоматери и не смыкая глаз молился до рассвета… Его слуги даже решили, что хозяин лишился рассудка.
…Король был единственным из всех французов, кому милостиво даровали две привилегии — ехать на казнь в приличествующем его сану экипаже (а не в предназначенной для этого повозке) и прибыть на эшафот в сопровождении священника. Супруга Его Величества Мария Антуанетта была лишена этой привилегии — её. как и всех последующих осуждённых, к месту казни везли в тележке громыхающей по булыжной мостовой.

«Раздался грохот барабанов. Гильотен продолжал стоять с закрытыми глазами, а в его сознании, словно во сне, возникала цифра «20» — ему, как никому другому, было известно, что именно на счет 20 лезвие машины падало до своего предела…
— Я умираю за счастье Франции, — словно в тумане донеслись до него последние слова Людовика.
«Двадцать», — судорожно выдохнул Гильотен и, упав на колени и больше уже не контролируя себя, стал исступленно молиться. Никто не обращал на него внимания. Толпа заколыхалась, и кровожадное «ура» огласило бледное рассветное небо.
Несколько месяцев после казни короля, доктора Гильотена никто не видел. Да и до него ли тогда было? Кто-то был уверен, что он неизвестно от чего умер, кто-то утверждал, что сбежал за границу. В любом случае, достоверных сведений об этом периоде его жизни нет.»

Каких только узников не повидала «мадам Гильотен» за эти годы! Революция, как это обычно бывает, принялась теперь пожирать своих детей: казнили легендарных деятелей революции Бриссо и Верньо — последний еще не так давно председательствовал в Национальном собрании. Потом ее стены почтили аристократы — да в каком количестве! Был гильотинирован герцог Орлеанский, тот самый, который подал голос за смерть короля, затем слетела голова графа Ларока, графа де Лэгля, а вместе с ним — Агнессы Розалии Ларошфуко, принцессы де Ламбаль… Казнили ученого, которым Гильотен всегда так восхищался, — Лавуазье, не изыскав возможности отложить приведение приговора в исполнение ни на один день, чтобы дать тому возможность записать научное открытие. Казнили недавних революционных вожаков — Дантона и Демулена.
Гильотен, терзаемый чудовищными душевными муками, считал себя виновным в смерти каждого из этих людей. Зловещее предсказание Месмера сбылось: по ночам ему являлись их отрубленные головы, он же вымаливал у них прощение, произнося в свой адрес страстные оправдательные речи — он ведь хотел как лучше… Он абсолютно искренне обещал самому себе, что, когда придет и его час, он, взойдя на эшафот, повинится перед народом, публично плюнет на «мадам Гильотину» и предаст ее проклятию. Так ему легче будет умереть…
Есть версия, что гильотину изобрели немцы, но какое это имеет значение.

Use Facebook to Comment on this Post

Встреча с прошлым

Парк заброшенный. Старые стены.
И вокруг тишина и покой.
Воздух пахнет озоном и сеном,
а ещё желтоглазой тоской.

Оттого, что грачи улетели,
сад быльём и крапивой порос,
а на листьях осины блестели
золотистые капельки слёз.

Красный остов под куполом синим
в окружении белых берёз,
как осколок под сердцем, как символ
отгремевших в семнадцатом гроз.

Как измерить рублём потери
очагов, крови, пота, слёз…?
Сколь ещё на просторах Империи
разорённых дворянских гнёзд?

Как воочию вижу лица их
на руинах в Калужской глуши
Воронцовых, Волконских, Голицыных,
создававших величье Руси.

И сейчас слыша музыку пошлую
из Рублёвских особняков,
я грущу по недавнему прошлому
уходящему в глубь веков.

Поглядишь на «лицо» чиновника,
и за душу берёт тоска,
вспомнишь как «учило» виновников
«Ромодановское ЧК».

Может быть и жестоко наверное:
чтоб наставить на праведный путь,
«обкрутить …татю голову вервием»
и как следует затянуть.

Много благ человеку надо ли? —
кому ползать, кому порхать,
кому крови, кому-то падали,
кому «красного петуха».

Наша жизнь не имеет цены.
А как вдруг на заре, по утру
нарисуется новый Герцен и
позовёт Русь опять к топору.

Распалится вновь голь площадная…
и пойдёт по стране гулять
тот «бессмысленный, беспощадный»
кому нечего будет терять

Захлестнёт лютым гневом река.
Ни оград, ни Рублёвских крыш
не спасёт уже ни Америка,
ни Берлин, ни Брюссель, ни Париж.

2.12.2015г.

Use Facebook to Comment on this Post

Осенняя грусть

Октябрь. В золотом убранстве лес.
Торжественно и тихо словно в храме.
И хочется сказать берёзке-даме:
«Позвольте пригласить на полонез».

Готовятся к зиме тетерева.
Для них ведь это «край навек любимый».
Сверкает красной ягодой рябина…
А для кого-то это лишь дрова.

«Роняет лес багряный свой убор…»*
От Северной столицы до окраин,
жужжит бензопила, звенит топор,
Жестокая идёт игра без правил.

«Сребрит мороз увянувшее поле…»**
Упорно наступают холода.
Лишённые квартиры, поневоле
медведи устремились в города.

Пернатых голоса взывают к Богу —
сапсанов не спасают небеса,
как тигров заповедные леса,
и прочу живность норы и берлоги

Мятежная дрожит душа в тисках,
ей сердце отвечает острой болью,
как будто посыпают его солью,
а после всё пускают с молотка.

Гори же всё огнём, пойду напьюсь,
быть может хоть вино развеет грусть.
………………………………………………………….

25.октября 2015г

*- первая строка А.С.Пушкин. 25 октября 1825года
** — вторая строка

Use Facebook to Comment on this Post

ВОЙНА

Где ты, Бог? Ты почто
отдал дело святое Химере?
Взяв топор, долото,
рушат Мир твой двуногие звери.

Кто устроил бедлам,
заселив злыми гадами Сад твой?
Ходит Смерть по полям,
собирает обильную жатву.

Голубая река
с пересыщенной кровью водицей.
И немая Тоска —
в мою душу, чтоб там навсегда поселиться.

Будет Высший твой Суд…
только Смерть раньше всех поспевала.
……………………………………….
А тюльпаны цветут
за бугром как ни в чём не бывало.

17.10.2014г.

Use Facebook to Comment on this Post

Нет не клавишей, не пером…
и …не би — се – ром.
Действуй обухом, топором.
Оторви, отруби, искромсай,
но на рельсы себя не бросай.
А ещё – ни раки, ни вина…
Не его, не твоя вина,
что взяла и ушла Она
Знала ты… такова цена…
Не держись… отпусти орла-
воробья
или бей на взлёт.
Пусть его…только знай вперёд,
что любовь тогда не умрёт,
если сразу — не весь бокал…
Говорит про то аксакал.
Мы же коли войдём в экстаз,
подавай нам мадеры таз.

`p.s
В камин — дрова,
Пойло — в корыто.
Вот где
Собака зарыта.

Вадим Росин.

Use Facebook to Comment on this Post