Vadim Rosin

Поэзия и Проза

Posts Tagged ‘сны’

Звёзд Дочке

Похоже, ты одна такая в этом мире,
хоть светишь и горишь чуть ярче прочих звёзд,
а все твои стихи – это полёт Валькирий,
плоды твоих ночных видений, снов и грёз.
Пастельные тона,
прозрачная палитра,
бесхитростный набор причудливых манер,
над полем из цветов стремительный полёт
и сладостный кошмар с волшебного пюпитра
*аляпистых пленер*,
алмазов-слов и нот.
Здесь соединено всё — сказка рядом с былью.
Сегодня – за глаза…
а завтра – не найти,
ты скрыта где-то за
космическою пылью,
тебя несёт река Молочного Пути.
Смеёшься ли, блажишь, доверчива как дети,
ты в облаках кружишь…
Из паутины лжи
вновь попадаешь в сети
и видишь в сладких снах и Прагу, и Париж…
Вновь разбавляет День твоих Ночей чернила.
Мечтаешь полюбить
и от любви бежишь.
Да есть ли та любовь, я сам не знаю, милая,
но сообщить спешу, есть точно миражи.
Чудная, Стрекоза!
Да, жизнь полна обмана,
и сразу не поймёшь,
где мёд, где сладкий яд.
Ты смотришь мне в глаза
Из Млечного тумана.
Мы все стремим ся в Рай,
а попадаем в Ад.

09.04.2017г.

Use Facebook to Comment on this Post

Шопен. Ноктюрн№20

ещё один набросок

В начале, спотыкаясь, шесть трезвучий…
печальные, похожие на плач…
затем мотив, трепещущий и жгучий,
такой проникновенный как… первач,
он брал за душу,
долгой, долгой трелью
лился в тебя как сладкое вино,
накладывался нежной акварелью
из грёз, из снов.
Он возникал как будто ниоткуда,
окутывал сознание,
ласкал;
и ноты, как кристаллы изумрудов
в глазах, в руках.
Искрилось в мягких всполохах пассажей
всё,
что копилось в сумрачной душе –
алмазов блеск и чёрный бархат сажи
слились в туше.
Звучат аккорды тихо,
ещё тише,
как будто звёзды шепчут в вышине,
но так чтобы услышал их Франтишек,
чтоб ожил атрофированный нерв,
вспрыгнул наверх,
метнулся прямо к сердцу,
и лёг его тоской на звукоряд,
колючими диезами ощерился
в плескавшихся во тьме нагих наяд.
………………………..
О, Matka Boska Częstochowska, co się stało? —
душа моя срывается на крик.
Я вижу как он слаб,
о, как он жалок…
настолько же насколько и велик.

5.01.2017г

Use Facebook to Comment on this Post

F. Chopin. Deux nocturne

œuvre posthume*

Ноктю́рн (от фр. nocturne — «ночной») — распространившееся с начала XIX века название пьес (обычно инструментальных, реже — вокальных, песня в ночи.
Два ноктюрна № 19 и №20 в каталоге сочинений Фредерика Шопена означены как oeuvre postume (посмертные) были написаны им в раннем возрасте, в 17 и в 20 лет соответственно.
Произведения посвящены подруге Фредерика Констанции Гладковской – первой любви композитора, которую он сохранив в душе и после отъезда его во Францию. Кольцо, подаренное ему возлюбленной, он берёг как драгоценную реликвию и никогда не расставался с ним.
Эти сочинения никогда не звучали со сцены при жизни композитора и были изданы лишь через 30 лет после его смерти.

Ноктюрн №19
Любовь как — вспышка, острая стрела –
и ни куда-нибудь а целит прямо в сердце,
форшлагом уколола, обожгла,
метнула сверху соли
к чистой си.
Зарядом терций
блеснула, словно майская гроза,
ошеломила…
и закружила вдруг в небесном танце.
И ничего вокруг – одни глаза,
Её
и тихое биение
«Констанция….»
……………………………………………..

Ноктюрн №20

Волшебная баллада о влюблённых.
В ней слышно как пульсирует душа
поющим тростником,
для шалаша..,
над омутом con gran espessione**,
…тропой сомнений шествие трезвучий,
дающих старт мелодии в ночи.
Её мотив чарующий и жгучий,
Пронзает, как небесные лучи,
Вам душу изумительною трелью.
«Прекрасное Мгновение» молчит,
лишь водит будто кистью Рафаэлевой
по струнам растревоженной души;
она в Вас каждой клеточкой звучит.
Вы уж пьяны, но Вам всё мало зелья.
Мелодия, как сладкое вино,
в Вас проникает, кружит каруселью
из грёз, из снов;
взрывает яркой молнией пассажей
всё, что копилось в сумраке ночном,
разбрасывая бисер и алмазы
как добрый гном.

*- произведение посмертное (франц.)
**- с большим воодушевлением (итал.)

Use Facebook to Comment on this Post