Vadim Rosin

Поэзия и Проза

Posts Tagged ‘скрипка’

Бетховен. Украинская тема

Largo e mesto. p.2.Sonate №7.

После затишья нам следует ждать урагана.
Если же верить молве, то веселье — к слезам.
Стонет рояль, как охрипшая скрипка цыгана,
душу мне рвёт и тоской приливает к глазам.

В грудь проникает чредой из минорных трезвучий,
сердце тревожит их нежный славянский мотив,
только Судьба держит пульс в цепких лапах паучьих,
субдоминантой вторгаясь без спросу, встаёт на пути.

Крепкой октавою давит она, разрывает легато,
жёсткую линию гнёт, причиняя страданье и боль.
А в глубине алтаря тихо плакала муза Эрато,
глядя на то, как мораль убивает любовь.

От нижних регистров
глухих коридоров
слышны уже близко
шаги командора,
и веером искры —
узоры квинтолей
и сильные доли
ложатся в пассаж,
а группы септолей,
почувствовав волю,
пускаются в пляс.

Потом как будто лопнула струна,
и смолкла сразу скрипка у цыгана…
и в этот самый миг вошла Она –
Джульетта, Маргарита или… Ганна
А может быть пожаловала к нам
Ассоль, заметив алое на реях,
рванула голубица по волнам
в объятья романтического Грея.

Я видел чудный образ в вышине,
но слушая чарующее пенье,
переживал и радость и… сомненье:
Бог его знает, хватит ли уменья
запечатлеть прекрасное мгновенье,
которое так грело сердце мне.

13.07.2015г.

Use Facebook to Comment on this Post

ПАГАНИНИ

Изменчивы пристрастия толпы.
Нужны скандалы для приданья веса.
Есть подлинная вера, есть попы.
Она — от Неба, а они — от Беса.
Срывая розы, помни про шипы,
да все мы жертвы этого процесса.

Гранд Опера вся торжеством сияла,
она возбуждена, накалена,
«чудовище» стонало и визжало
тысяеглазо и тысячежало.
Сейчас на эту сцену выйдет «дьявол».
И вот прошла горячая волна.
Людская масса выдохнула имя
факира и кумира… «Паганини».
И сразу наступила тишина.

А он стоял беспомощен и жалок
длинноволосый и худой урод,
приветствовал собравшийся народ
поклоном и подобием улыбки,
сжимая тонкой кистью горло скрипки.
А зал стонал.
Уверенный и твёрдый
широкий взмах. Смычёк коснулся струн,
и прозвучали первые аккорды
при свете сотен пар горящих лун.
Зал онемел.
Покорен и послушен,
лишённый сил, он наблюдал тайком,
как «дьявол» вынимал из него душу
искусною рукою и смычком.
И в этом осязаемом молчании
как будто в колдовской стране чудес
им слышалось волшебное звучание
струящегося золота с небес.
Звук ощутимый, нестерпимый, жгучий.
Он проникал внутрь, причиняя боль.
Он врачевал, ласкал и снова мучил,
великий маг, слуга их и король.
Перед людскою подлостью робея,
он глубоко раним и уязвим,
казался людям бесом, чародеем.
…………………………………………
Целован Небом и Судьбой гоним
«злодей-развратник», он, скрипичный гений,
рождает злобу у каноников,
внесён в реестр «денежных мешков»,
как мог при жизни избегал гонений.
Однако всемогущий Ватикан,
не выудив заветного ларца,
готовил магу пострашней капкан,
обрушив весь свой гнев на мертвеца.

Видать понтифик был навеселе,
когда такая светлая идея
пришла на ум: не предавать земле
прославленного мага-чародея.

И тот, кого народ на трон венчал,
чья музыка, как Солнце греет души,
не мог полвека отыскать причал,
чтоб обрести покой – клочочек суши.

Изменчивы пристрастия толпы.
Пусть ум, душа и честь, хоть из кристалла,
будь ты сам Амадей, тебя попы,
коль захотят, низвергнут с пьедестала.

15.08.2012г.

Use Facebook to Comment on this Post

Алмазный свод над головой мерцал.
Селены золотое коромысло
ныряло в тихий омут двух зерцал,
которые я молча созерцал,
признаюсь, что без умысла и смысла.

Уйдя в свои мечты, я ощущал
затылком её тёплые колени,
будившие тот самый « дух растлений»,
но я не торопил своих стремлений –
холодный вид чела меня смущал.

Желанья тут же сковывала мысль
« пока не поздно уносить сандалии»,
(и Вы, небось, от робости страдали),
но в этот миг глаза её зажглись,
сверкнув как переспевшие миндали.

И тотчас же, куда девался сплин.
Бес даже не пытался скрыть улыбку,
глумился подлый, расчехляя «скрипку»,
хвост распустив при этом, как павлин,
в святые чувства забивая клин.

Надо отметить, он справлялся лихо,
сама бы дьяволица не смогла —
зубами прокусить тесёмки лифа,
при этом не коснуться даже «грифа» .
его смекалка все мосты сожгла.

Едва бы я посмел коснуться «струн»
(в младые лета свято чтил Платона),
но «скрипка» поощряла меня стоном.
Лукавый же лучами звёзд и лун
указывал мне путь к живым бутонам.

Я пламенел, Платонов всех кляня,
стремясь пройти сквозь рощи Эпикура
скорей туда, на линию огня,
не зная, что такое западня,
на что способна женская натура.

Я был уже у роковой черты,
когда услышал строгий глас Фемиды,
что там всегда колючки, где цветы.
Об этом вспоминай, Друг, прежде ты,
чем посетишь Сады Семирамиды.

Но нас влекло к губительному «Древу»,
нас волновали «райские плоды»,
(как пахаря вид первой борозды),
которые сгубили Матерь Еву,
(не мог Отец Адам замять следы).

Лишь обратясь к истокам мирозданья,
таким желанным сердцу и уму,
почувствовал я в женщине желанье,
готовность ту, как тёлка на закланье,
отдаться здесь желанью своему.

Я был его не в силах превозмочь,
не знал тогда, увы, почём фунт лиха.
Дышала ночь торжественно и тихо,
лишь соловей (а может соловьиха)
трещали без умолку во всю мочь
………………………………….
………………………………..

28 июня 2011г.

Use Facebook to Comment on this Post