Vadim Rosin

Поэзия и Проза

Posts Tagged ‘музы’

ШТОРМ

Страшен в гневе своём океан, ну а кто с этим спорит.
Вал по курсу и масса воды за спиной.
Но видал ли кто ярость Каспийского озера-моря,
когда брызжет оно на закате кровавою горькой слюной;

когда кажется судно уже никогда не вернётся из крена,
и тебя похоронит живьём набегающий вал;
когда бездна вскипает внизу розовато-сиреневой пеной,
и выносит тебя, то наверх, то вдруг снова провал.

И ты в небо глядишь: «где же Бог, где Святые и Музы?,
поглядите на нас с высоты, на дела своих рук,
вот сейчас…», но сбегает бурлящей рекою опять через клюзы,
превращённый в простое ничто, дорогой изумруд.

Ты же в клетке, и знаешь тебе больше некуда деться:
«Эта точно накроет…, отправишься рыбкам на корм»,
а в глазах проплывают картинки из светлого чистого детства,
и под коркой стаккато вбивает отчётливо «шторм».

Ты увидел его изнутри, и ты можешь гордиться.
Здесь сбылось наяву то, о чём ты мечтал до поры.
И коктейли из страхов, из грёз, из надежд и амбиций,
и корабль, как призрак несущийся в тартарары.

27.04.2014г.

Use Facebook to Comment on this Post

Виват, United States, виват, виват!
Да смолкнут Музы перед громом пушек.
Пхеньян, Ханой, Бейрут, Белград, Багдад,
Каир и Триполи и вот теперь Дамаск….
Взор на Парнас:
«Спасите наши души!»
Не первый Он, кто умолял Старушек*,
Доказывал им, что не виноват,
в ответ же лишь молчание ягнят,
под неумолчный град и рокот пушек
и старческое шамканье: «Виват!»:
— ты виноват уж тем, что янки хочет кушать!
У сильного бессильный виноват.
Так повелось уж.
Где Царьград — где грек?
Что скажешь ты, Брюссельская Фемида,
о «наносной земле французских рек»**?
Ну оскорбись хотя бы так, для вида.
А может не шутил Наполеон?…
Разве спасла свою страну Изида,
а Рим от разрушенья Аполлон?
…………………………………………
Мир с трепетом от Судей ждёт ответа,
что скажет Рим, Париж и Альбион,
но им ведь не до Богова Завета***,
пока сидит на воеводстве Слон.

А кто теперь берёт Вас Всех в полон,
спросить бы у пророка Магомета?

3.09.2013г

* — Совет Европы
** — так выразился Бонапарт о Нидерландах
*** не убий

Use Facebook to Comment on this Post

Поэт и Философ

Время, пространство, движенье –
вот они три божества.
Мысли полёт – броженье
серого вещества.

И на любой из вопросов
есть у него ответ.
Каждый поэт – философ,
не каждый философ – поэт.

Бродят они по свету
с гирями в сто пудов,
заняты многие лета
поисками следов…

ищут в стогу иголку
(не понимаю на кой…),
душу круша в осколки
собственною рукой.

Жены для них обуза,
ну а домашний очаг
нужен – расчёсывать музам
локоны при свечах.

То отстают от века,
то забегают вперёд.
Я ль не такой же калека –
маг и красавец-урод?

17 июля2013г.

Use Facebook to Comment on this Post

Кому Любовь как дар, кому – во зло,
но здесь – всё честь по чести, без обмана.
Кому же это в голову пришло
судить любвеобильного Ивана?

Ему плевать, что скажут Небеса –
полезно всё, что не вредит здоровью,
как поливать необходимо сад,
так женщину подпитывать любовью.

Ну слаб мужик… душой, ядрён батон,
прелюбодей, безбожник и кутила.
И дамы шли как в храм в его притон.
Одна Надежда там и не гостила…

Намедни же с Самой завёл роман…
Он влёк к себе какой-то тайной силой.
Был у него какой-то талисман,
который при себе всегда носил он.

Ему сей плод достался от Луки,
(знакомый нам по повести Баркова)
Да, были же в России мужики.
Теперь у нас не сыщешь уж такого.

В Гишпании был некий Дон Гуан,
в Венеции — Джакомо Казанова,
ну а в России, стало быть, Иван…
его любили, как отца родного.

Да что отца, как мошки к фонарю,
слетались роем бабы и девицы,
к нему спешили словно к алтарю,
чтоб к тайне чародея причаститься.

Ну что поделать, этот греховодник,
для них был словно ангел во плоти,
или как Николай — Святой угодник,
поэтому легко сбивал с пути.

И всем, кто посещал его обитель,
ценитель женщин и любви знаток
рассказывал про «грехоизмеритель»,
а также про «божественный свисток».

Он наливал наливки «для сугреву»,
затем открыв потёртый свой талмуд,
как мог честил нашу праматерь Еву,
про Змея говорил, про Страшный Суд,

о мире и борьбе души и плоти,
добре и зле и кознях Сатаны,
коварных дщерях, их папаше Лоте,
как и зачем мы были созданы.

И токмо опосля «идейной базы»
знаток амурных дел ловил момент
и доводил Матрёну до экстазу,
выкладывая веский аргумент.

И тут уже, когда дошло до дела
Иван нательный крестик прикусив,
как знак единства и души и тела,
пахал, как есть, и сеял, не «косил»
………………………………………….
Я думаю, что здесь хотелось многим
увидеть бы финал и эпилог,
когда уж не мозги, а руки, ноги
и прочее… включились…
Я как мог,
поведал я о теперешнем и прошлом,
(а с темой уж подсуетился Бес)
стараясь Вам не показаться пошлым,
оставил незаконченным процесс.

Только войдя, читатель, в положенье,
служивших службу мне игривых Муз,
поймёте Вы ответственности груз…
коль захотите видеть продолженье….

Но я за это дело не берусь

26 мая 2013г.

Use Facebook to Comment on this Post

размышления

…И вроде всё как у людей…
и в мире не плохие вести,
а настроенье – хоть повесьте,
особенно в сезон дождей.

Что говорить про кодекс чести,
о бескорыстии судей,
взгляните-ка на лебедей,
на этих птичек грациозных,
и там каждый второй злодей.
Средь тварей, как среди людей,
всех благородней – жук навозный.

За окнами вода течёт
ручьями к Питерским каналам,
а душу за ворот влечёт
бес к фолиантам и анналам,
где Музы воздают «почёт»
царям, почтенным кардиналам,
ретивым грозным адмиралам…
(нет-нет, Нахимовы не в счёт),
о тех документ нам речёт,
кто положеньем, как забралом
прикрывшись, ставили «зачёт»
(особый знак перед авралом)
матросам либо на спине,
кому в лицо, кому-то в ухо,
так просто…для поднятья духа
на пользу дорогой стране.

И кто тут более виновней,
толи вельможный хам Зиновий*,
а толи офицерский чин,
матроса бьющий без причин.
И, право же, кто их осудит?
Да и с того ведь не убудет.

А вот писец Иосиф Флавий.
Сей знаменитый иудей
писал о доблести и славе
и о бесчестии вождей.
…………………………
Сегодня что-то моя лира
настроена не на весёлый лад.
То явит гнусный лик свой Ирод,
то римский прокурор Пилат,
то Царь Великия Державы.
Как вспомнишь, так берёт тоска…
какой он путь прошёл, служа ей,
до большевистского ЧК.

Пробьют часы, и канут в лета
и все дела минувших дней:
Луи, Мари-Антуанетта…
Её путь к трону был длинней,
чем на помост. «Слепая Дама»
и Робеспьеровский Конвент
закончили веселье драмой,
сплетя венец из чёрных лент.

Земное счастье так непрочно.
Парки уж дуют на свечу…
«пардон, месье, я не нарочно…» —
ступив на ногу палачу,
вдруг извинилась королева…
и пусть толпою правил бес,
ей силы придавала Дева,
глядевшая на казнь с Небес.

Погасла и её звезда,
едва взойдя на небе синем…

Не так всё обстоит в России…
Душа сгорает от стыда….
Ну хоть бы видимость суда.
Лишь тень Юровского урода
из рода-племени Иуд,
вершившего кровавый суд,
какого мир не видел сроду.
Стреляли, словно пташек влёт,
детей «от имени народу»;
«в расход» и повара, врача
пустили также сгоряча.
Судил народ в лице ЧК.
Под лёд бы их… как Колчака,**
увы, концы не спрячешь в воду.
………………………………………..
Я вижу как кошмарный сон:
стрельба и дым, и детский стон,
и хруст… от сломанных корсетов…
когда штык-нож пронзает грудь …
и на меня находит грусть,
болезнь, говорят, поэтов.
Как Призрак – будущего свет,
что вижу будто бы сквозь призму,
вдруг палача мелькнёт портрет,
борца, «могильщика царизму».
Эпохи революций – гвоздь.
Звездой во лбу – идей нетленность.
В нём гармонично всё слилось:
и пролетарская надменность,
и политическая злость.
Когда охотятся на дичь,
шансы равны, по крайней мере,
возможны двух сторон потери,
но здесь… я не могу постичь…
Разбойный тот кровавый акт
напоминал расстрел собак,
ставших хозяину не нужны.
И здесь стреляли в безоружных.
Везде стена, куда ни глянь.
Бежать, но мышцы цепенеют.
Кричать, но страх сковал гортань.
Смерть впереди и мрак за нею.
…………………………………..
Немало ходит небылиц,
что будто все остались живы
есть, мол, партийные архивы…
Врут просто так, врут для наживы
Так что порой дивишься диву
от лжи, не знающей границ.

Своему идолу служа,
мы в суматошной круговерти,
ходим по лезвию ножа,
и наши палачи, и жертвы.

11.04.2013

*- Зиновий Петрович Рожественский, адмирал, командующий в Русско-Японскую войну 1904-1905 гг. 2ой Российской эскадрой, подвергшейся разгрому в Цусимском проливе.
Отличался особой жестокостью к подчинённым, лично избивал матросов

** — Александр Васильевич Колчак, русский учёный, океанограф, полярный исследователь, адмирал, от 18 ноября 1918г Временным правительством назначен Верховным Правителем России, в январе 1920г.был захвачен белочехами и выдан эсерам. Расстрелян по постановлению Иркутского ревкома. После расстрела тело адмирала опустили в прорубь – «пустили в последн

Use Facebook to Comment on this Post

«Искусство – хлеб души и праздник чувства,
и песни звёзд…» и, по всему видать, —
важнее даже, чем козлу капуста,
хоть он чихал на эту благодать:

на крик души, сердечный плач… тем паче
Федоту моему, что звон цикад,
что соловьёв, что лай собачий,
что дождь, что листопад, что звездопад…

Один поэт всё нажимал на чувства,
и вечный диалог добра и зла.
Видали бы вы, сколько было грусти
в глазах Федота, моего козла,

вопрос, который остаётся без ответа,
ну да, тот самый — «быть или не быть?»,
У нас он означает «брать — не брать»,
иль «дать – не дать»,
кому-то — дожидаться конца света.

Он говорил, что он не Фет, не Гейне,
что у него совсем другая стать,
его не за бутылкою портвейна,
а надо очень вдумчиво читать.

«Служенье муз не терпит суеты»,
а только лишь терпенья и азарта.
А лично мне довольно простоты,
той самой, что у Фета и Моцарта.

25 января 2011г

б искус

Use Facebook to Comment on this Post

Одиночество

Удила рвёт и просится
мой Пегас:
я хочу одиночества
хоть на час.

Ни наград и ни почестей…
Что мне в них?
Я хочу одиночества
хоть на миг.

Ни уздечку шелковую,
ни златых подпруг.
Мне бы музу толковую,
или сразу двух.

Эратину и Талию
я бы взял в союз,
но и эти состарились…
к чёрту муз!

Одиночество страшное
зло, считаем мы,
мрак, тюремная башня, но
я хочу тюрьмы.

Хоть я верю в пророчества
не вполне,
я обрёл одиночество
не во сне.

И рванул мой Буланый друг
в облака.
Всё вернулось опять на круг,
и тоска.

1973г.

Use Facebook to Comment on this Post

(шутка)
Я не вскрывал ни сейфов и ни вены,
не взламывал ни кодов, ни замков,
но, прочитав о Вашем «сокровенном»,
как будто заглянул в чужой альков.

Ах, зря Вы свои мысли «по секрету»
доверили Крылатому Коню.
и я, его последовав совету,
как будто к Вам залез под простыню.

И постигая тайну сути женской,
как будто снова с чистого листа,
я испытал такое же блаженство,
как поп при целовании креста.

3 декабря 2010 г.

Use Facebook to Comment on this Post