Vadim Rosin

Поэзия и Проза

Posts Tagged ‘луна’

Мой друг, у Вас прекрасные манэры.
Я помню нашей встречи каждый миг.
Как Вы предупредительны сверх меры…
когда горшок делили на двоих.

Для нас он с Вами был как символ веры,
в который мы мочились перед сном.
Когда ж мы с Вами стали пионэры.
мы тот горшок снесли в металлолом.

Любовь нас захлестнула как цунами.
Любили ль Вы, любила ли я Вас,
когда мы тот горшок разбили с Вами?
Потом уже делили унитаз.

Ничто не вечно под Луной на свете.
И Вы с другой и я теперь с другим,
а в том саду гуляют наши дети
и делятся там самым дорогим.

У Вадика прекрасные манэры.
Зато моя Наталка сущий ёж.
Но вот горшок у них из полимера,
захочется разбить – не разобьёшь.

25.12.2018г

Use Facebook to Comment on this Post

Сонамбула

Навеяно: http://www.stihi.ru/2018/08/23/551

Бананово-лимонная луна
под largo величавой сарабанды
через густые заросли лаванды
по млечной глади медленно плыла,
и сладостный елей с Небес лила.

Елей струился медью по воде.
Он растекался по телам русалок,
усам Нептуна и по бороде,
по спинкам эльфов и иных козявок.
И все к нему тянулись как к еде.

И пусть себе резвятся малыши.
Луною очарованная фея,
елея подливала от души,
который одолжила у Морфея,
или забрала в качестве трофея.

Струился сей волшебный эликсир
как с Неба манна – подставляй хлебало.
Когда бы мне елею перепало,
я б тоже от щедрот ея вкусил,
да только вдруг желание пропало.

Случается, услышишь аромат,
бежишь за ним, как хищник дичь почуяв,
но вдруг вблизи окажется «Клемат»
очередною порцией пачулей.
И рвётся из груди наружу… мат.

16.12.2018г.

Use Facebook to Comment on this Post

«Мелколесье. Степь и дали.
Свет луны во все концы.
Вот опять вдруг зарыдали
Разливные бубенцы.»
/C.Есенин/

Ах, как же ты, Россия, хороша,
сверкнёшь дотоль невидимою гранью,
да так, что разрывается душа,
между Столицей, Крымом и Рязанью.

Вот край тот, где поэт родился, рос ,
и о котором петь не уставал он
под сенью белых царственных берёз,
укутанных прозрачным покрывалом.

Поодаль, спрятав Солнце, хвойный лес
стоит, как заколдованый, стеною.
Льёт эликсир свой с бархатных небес
Луна, повиснув прямо надо мною.

Живые голоса всё глуше, глуше.
Уснули по кустам тетерева
под звон цикад и кваканье лягушек.
Лишь где-то ухнет невпопад сова.

Как призраки стога залиты светом.
Старуха ива дремлет у пруда,
одна из тех, что помнила поэта
и видно не забудет никогда.

Услышав трубный глас болотной выпи
и самочки вальдшнепа брачный зов,
невольно вдруг душа захочет выпить
рязанской бражки из ржаных хлебов.

12.12.2017г.

Use Facebook to Comment on this Post

На троих…

— консенсус налицо, давай посуду
— да, гости дорогие, сей же миг.
И незлым словом помянув Иуду
Империю разлили на троих.

Повис над Пущей красный диск Луны.
Явила Миру чистый лик Кассиопея.
Как прежде всё, лишь нет большой страны,
её отдали в качестве трофея
на поруганье, тихо, без войны.
И не было истории глупее.
Собрались на досуге пацаны,
налили «Беловежской» в стаканы’ –
отметили… последний день Помпеи…
не чувствуя в том никакой вины.
……………………………………………
Чего не удавалось ни мечу,
ни стрелам, ни булатам и ни…златам,
то удалось однажды ренегатам…
два-три-четыре раза по чуть-чуть…
и разошлись (закусывать)… по хатам.

И стали явью для вассалов сны…
Не ласки сюзерена в виде платы —
простая благодарность из Москвы,
а шапки Мономахов, булавы…
заполучили задарма сыны
Отечества — Тавриду и Карпаты
кому-то грановитые палаты….
Кому два смачных кукиша, увы!

Use Facebook to Comment on this Post

+ + +

Бьётся в берег скалистый
крутая волна,
вековечный
бессмысленный
спор верша.
Из редеющих туч
выходила Луна,
как принцесса среди оборвышей.

Митридат, Фиолент…
Из георгиевских лент
свито наше единое целое.
Но настал тот момент
перемен и… измен,
и гляжу вот сквозь прорезь прицела я,
жду приказа:
«огня».
Брат мой
целит в меня.
Кто промедлит, — само собой, спалится.
Много лет
до сих пор
мы ведём с братом спор,
тешим душу покойного Даллеса.

12.04.2014г

Use Facebook to Comment on this Post

БЕГЛЕЦ

Посвящается Жене Скородумову, 23года, уроженец Твери, детдомовец. 4года назад приехал в Волгоград на заработки, где был продан сотрудниками полиции за 15 тысяч в рабство в Дагестан на кирпичный завод.

«Поэтом можешь ты не быть,
но гражданином быть…» при этом
и Родину свою любить,
не выходя из кабинета.

Мы шли вперёд и вдруг зигзаг,
со скрежетом и с кровью,
лет на четыреста назад,
от звёзд к …средневековью.

1.

«Я всей душой любил Кавказ
здесь защищал Отчизну,
с друзьями пир справлял не раз,
теперь справляю тризну.

Я помню русских тут всегда
встречали хлебом солью,
а появились господа —
зло вышло из подполья.

Нас дураков средь бела дня
и даже из столицы
«вербуют» на Кавказ, меня
так продала полиция.

Ну, я кого-то там «боднул»,
сказали, что осудят…
абрек им тут же отстегнул…
детдом – искать не будут.

Вкололи дозу — я ослаб…
в автобусе как в склепе…
и ты — не человек, ты – раб
уже, в ногайской степи*.

Вокруг колючка и барак,
но из Кремля не видно,
ни конвоиров, ни собак.
Быть преданным обидно.

Как сволочи`, не сволочи,`
не проклинай реформы,
а на гора дай кирпичи,
дай красный, а не чёрный.

И так с рассвета до зари
в упряжке, как собаки…
пусть съели б просто дикари,
но не дикарь во фраке*.*

Ты раб, а он твой господин…
Задумал всё же смыться.
Тут пробовал бежать один,
так привела полиция.

Пересказать я не берусь
что с ним абреки сделали
Я только намотал на ус…
бежать, но вот сумею ли?

Скрывать не стану, мучил страх.
Шутить опасно с ними
На юг – там пропадёшь в горах
А впереди — пустыня.

Ну и попал я — чёртов круг!
Но, говорят, есть Бог ведь.
И всё же я пошёл на Юг,
решил: уж лучше сдохну.

Перед глазами кирпичи,
в мозгу застряла фраза:
«ещё сбэжишь — сгоришь в печи,
но толка знай, не сразу…»

Не веря более в «своих»,
я шёл по бездорожью…
святую истину постиг:
«весь мир пропитан ложью».

2.

Теперь бы запутать следы мне,
грел сердце надежды луч…
Луна как бухарская дыня
плыла над барханами туч.

Но было мне не до идиллий…
глядел я в ночной небосвод…
как быстро же нас разделили
теперь на рабов и господ.

Жилья лишь почуяв запах
бежал от него второпях,
одна только мысль: «не сцапали б».
днем прятался в ямах, в кустах.

Дремал, кое-как, одним глазом,
прижавшись к земле как щенок,
и редко лишь гул от КамАЗов
сюда доносился с дорог.

Тяжёлые большегрузы
продукцию нашу везли.
Тянулись поля кукурузы.
Сливались с горами вдали

леса, с колдунами и ведьмами,
с озёрами из хрусталя.
Здесь каждый день мог быть последним, и
мне пухом стать эта земля.

Ведь было же время, помнится,
мы жили в единой стране,
джигиты и девицы-скромницы…
За щедрость платили вдвойне
……………………………
В краю, так добро`м богатом,
бессмертную песню свою
сложил здесь Расул Гамзатов,
и шли мы все в дружном строю.

Теперь тут вот в крае забытом
и боженькой и людьми…
О, сколько парней забитых,
легло по степям костьми!
…………………………

Подходит к концу мой рассказ.
Той ночью я вышел к «железке».
Прощай, столь любезный «Кавказ»,
такой распрекрасный и… мерзкий.

Беглец смог вскочить в товарняк,
идущий отсюда на Север.
К исходу девятого дня
пришел и конец одиссеи.
………………………….
Такой бешбармак в голове,
как будто увидел родное –
кирпич со значком «ВДВ»,
когда-то помеченный мною».

27.11.2013г.

* — полупустыня, на севере Дагестана, граничит с Калмыкией и Ставропольским краем, на западе с Чеченской республикой.

** — персонаж из романа Жюля Верна «Плавучий остров». Захваченные в плен дикарями-людоедами путешественники с грустью замечают на одном из них фрак с золочеными пуговицами.
Правда у тамошних дикарей не фраки, а айфоны и ноутбуки.

Use Facebook to Comment on this Post

БЕССМЕРТНИК

Сонет
Бессмертник я, сухих степей цветок,
под синим небом я произрастаю,
сиреневой росой свой новый день встречаю,
лик чистый обращая на Восток.

Днём солнце жжёт меня и сушит знойный ветер,
а ночью льёт луна холодный мёртвый свет,
убить хотят, но мне ведь смерти нет,
такой цветок один на белом свете.

Все дети Флоры – времени рабы,
но мне не страшны ни года, ни бури,
как в славе лавр, купаюсь я в лазури,
безродный принц или изгой Судьбы.

Но я красив в веселье и в тоске,
и в вазе, и в кладбищенском венке.

9.07. 2013 г.

Use Facebook to Comment on this Post

Лунная соната

Город спал. Мостовые спали.
Ветер сонный страницы листал,
их деревья неслышно роняли
на ещё неостывший асфальт.

В скверах клёны друг к другу льнули,
если ветер на них налетал.
Тихо брёл я в безлюдье улиц.
Город спал, город спал, город спал.

Город спал, город спал, окна спали.
Зеленел под луной асфальт.
Кто-то тихо играл на рояле:
город спал, город спал, город спал.

Там душа выливалась в звуки
за задёрнутым шторой окном,
здесь с надеждой протягивал руки
к старой липе молоденький клён.

Город спал = нет, он жил, он трудился,
он любил, он страдал, он творил.
Клён молоденький с липою слился,
что-то нежное ей говорил.

Возвращаясь в «родные пенаты»,
знал, теперь не уснуть всё равно
из-за той самой «Лунной» сонаты,
её, душу щемящих, нот.

Напряжённо искал я ответа.
Я распутывал мысли свои:
может быть молодая Джульетта
пела Людвигу о любви?

И нашёлся ответ, хоть не скоро,
кто ночной нарушает покой.
Оказалось, играет за шторой
не Джульетта, а парень слепой

Ростов-на-Дону — Симферополь

Use Facebook to Comment on this Post

Секрет неуспеха

Мы с ней не говорили про любовь,
а так: «за жизнь», высокие материи.
Казалось, всё понятно и без слов.
Никто из нас не думал о потере.

Когда к ней пробудился интерес,
не помню точно, далеко не сразу.
Я мог восстановить бы весь процесс,
но проще – заключительную фазу,

когда ей с неба звёзды доставал,
не видя туч нависших надо мною,
а только запрокинутый овал,
который всё кокетничал с луною.

Наука всем влюблённым чудакам:
ни слова о любви, ни вздоха и ни жеста –
урок не только женихам, но и невестам,
не дать себя увлечь, загнать в капкан.

Всё дело в том, что путь в желанный рай
и в неугодный ад — из двери преисподней.
Вертись волчком, ври, делай что угодно,
но только карт своих не открывай

ты, сердцем прикипая, прирастая,
чтобы однажды не услышать вдруг:
«отговорила роща золотая,
я замуж выхожу, мой милый друг!»

p.s.

Не зря ведь считают: хрен редьки не слаще,
но что тут поделать, когда невтерпёж…
А мальчик, был мальчик живой, настоящий,
пока не попал ему под руку нож.

16-17 апреля 2012г.

Use Facebook to Comment on this Post