Vadim Rosin

Поэзия и Проза

Posts Tagged ‘клён’

Крымская Осень

«Дни поздней осени бранят обыкновенно»
Но знаете ли, это как кому.
Я к Осени – коленопреклоненно,
в особенности к Осени в Крыму.
Апрель и май встречают нас ветрами,
которые порой январских злей,
в июле донимает суховей,
а осенью в лесу, как в божьем храме.
Под сенью малахитовых ветвей.
стряхнёшь с себя заботы, и усталость,
как старый клён — последний жёлтый лист,
спросишь у дятла: «Сколько мне осталось?»,
не у кукушки, ты же оптимист,
свободен, бодр и сентиментален…
но всякий раз у осени в плену,
душой стремишься в розовые дали,
и взором прорывая пелену,
благословляешь эту тишину,
любуясь уплывающим закатом;
не ждёшь от жизни никаких наград,
ты этой самой жизни просто рад.
Кукушка мне кукует невпопад,
а дятел отбивает мне стаккато.

10.12.2020г.

Use Facebook to Comment on this Post

Лунная соната

Город спал. Мостовые спали.
Ветер сонный страницы листал,
их деревья неслышно роняли
на ещё неостывший асфальт.

В скверах клёны друг к другу льнули,
если ветер на них налетал.
Тихо брёл я в безлюдье улиц.
Город спал, город спал, город спал.

Город спал, город спал, окна спали.
Зеленел под луной асфальт.
Кто-то тихо играл на рояле:
город спал, город спал, город спал.

Там душа выливалась в звуки
за задёрнутым шторой окном,
здесь с надеждой протягивал руки
к старой липе молоденький клён.

Город спал = нет, он жил, он трудился,
он любил, он страдал, он творил.
Клён молоденький с липою слился,
что-то нежное ей говорил.

Возвращаясь в «родные пенаты»,
знал, теперь не уснуть всё равно
из-за той самой «Лунной» сонаты,
её, душу щемящих, нот.

Напряжённо искал я ответа.
Я распутывал мысли свои:
может быть молодая Джульетта
пела Людвигу о любви?

И нашёлся ответ, хоть не скоро,
кто ночной нарушает покой.
Оказалось, играет за шторой
не Джульетта, а парень слепой

Ростов-на-Дону — Симферополь

Use Facebook to Comment on this Post

Осенний сон

Дует, дует ветер злющий
как месье мистраль,
выворачивает душу.
Сумрачная даль.

За седою пеленою –
мёртвые луга.
Пахнут прелою травою
мокрые стога.

На холме, как на подмостках
театра варьете,
полуголая берёзка
вертит фуэте.

Посреди болотной хляби –
двое: я и клён.
Ехал к Ней – приехал к жабе.
Очень странный сон.

В стороне неподалёку
притаился лес.
Не оттуда ль на болота
притащился Бес?

Доверительно на ушко
шепчет Сатана,
что зелёная лягушка
будет мне жена.

Возражаю очень слабо,
и пытаюсь пнуть
нечисть. Ласковая жаба
прыгает на грудь…

То начало лишь процесса, —
говорит мне Бес, —
ну, целуй свою принцессу.
Ах, каков подлец.

Сатана шептал мне в уши,
мной повелевал.
Он держал в ладонях душу
и туда плевал.

5 ноября 2011.

Use Facebook to Comment on this Post