Vadim Rosin

Поэзия и Проза

Posts Tagged ‘Душа’

Красное и Белое

«давай пожмём друг другу руки и в дальний путь на долгие года»
/ А.Шмульян/

Хотелось бы лишь думать о хорошем
и прошлое уже не ворошить,
а сбросить этот тяжкий груз с души,
всечасно эту давящую ношу.
Ведь мёртвых всё равно не воскресить.
увы. Забыть ли о почивших в бозе
оставивших на этом берегу
ВСЁ? Как хотите, не могу!
Мне это не простят на Небеси …
Ну как из сердца вытащить занозу,
что делать с этим вирусом в мозгу?

Пытаюсь в мыслях собирать осколки
Империи под вопли с двух сторон.
Мне в сущности плевать на кривотолки…
в желании… вернуть России трон.
Как часто как в тумане вижу лица,
будто сквозь призму через тьму веков
тех, кто страну сбирали по крупицам
и тех, кто разрушали до основ.

Нам помогали и Париж, и Лондон
забыть отца и мать, и о Христе.
В стремлении приблизиться к мечте:
liberte’,egalite’, fraternite’ *
пришли, кто со щитом, кто на щите
лишившись половины генофонда.
……………………………….
После войны мы пили шнабс со швабом,
с французами — шампанское «Клико»,
с варягами пьём «финскую» легко.
Надеюсь я на встречу хоть и слабо
товарищей с потомками господ.
Прибавив голубой крови Европам,
взамен мы получили лишь… почёт.
Хоть в наших венах кровь одна течёт,
но станет ли вельможа пить с холопом?
Что думаешь, любезный, на сей счёт?

*- свобода. равенство, братство (фрвнц.)

Use Facebook to Comment on this Post

Ф.Шопен. Larghetto*

Время – бог. Да, мы теперь другие.
Начисто избавились от грёз.
Нас теперь не мучит ностальгия,
не волнует больше шум берёз.
Запах хвои  душу не тревожит
Да и где она, моя душа?
Затерялась меж томов быть может
нот и книг,  чтоб мне уж не мешать,
жить как все, ну по-другому то-есть,
значит, чтоб себя «не напрягать»,
не будить и не тревожить совесть…
Только вот себе не надо лгать.
Ведь довольно двух-трёх нот Шопена,
чтобы душу твою бросить в дрожь,
чтобы мигом испарилась пена,
и к тебе ворвался шум берёз.
И лучи парижского рассвета
вмиг растопят то, что стало льдиной,
и сольётся с трепетом larghetto,
ставшим его песней лебединой.

*-   Во 2ом концерте лейтмотивом проходит песня «Желание», услышанная Фредериком ещё в ранней юности, но кульминацией, пожалуй, является 2я часть концерта Larghetto — жемчужина шопеновской музыки, выражение высшей формы любви, вызывающая душевный трепет и такой эмоциональный всплеск, экстаз, когда трудно удержаться от слёз. Эта музыка сравнима, разве что, с Andante из 21го фортепианного концерта Моцарта, о котором выразился Бетховен: «нам такого никогда не написать»

Use Facebook to Comment on this Post

Римме

памяти сестры
Рок, казалось мне, в памяти стёр
всё, и время сердца искромсало,
задувая пылавший костёр…
Я не видел как ты угасала.
Я просил: хоть проститься позволь,
помоги, научи меня, Отче,
подскажи как унять эту боль!
Погляди как душа кровоточит,
каждый нерв… Эту нить не порвать,
как она б не казалась нам тонкой.
Жаль тогда не нашёл я слова,
что теперь посылаю вдогонку,
как и трепет того лоскутка,
что в груди, как в пустующем храме .
И такая, такая тоска,
не унять никакими стихами

Use Facebook to Comment on this Post

«Я конечно умру, мы когда-нибудь все умираем,
только как угадать, чтоб не сам, чтобы в спину ножом…
Убиенных щадят, отпевают и балуют раем.
Не скажу про живых, а покойников мы бережём.»
/В.Высоцкий. Райские яблоки/

Слава Аресу, Аиду дары приносящему…
Две монахини читают над гробом Псалтырь…
В памяти прошлое переплелось с настоящим…
Кто-то кому-то шепнул, мол, пора выносить…

Вечность не будет нас ждать как жена Пенелопа.
Парки тут рядом на стреме, ко стонам глухи.
Так вот уже повелось на Земле почитай от Потопа…
Ждёт вся родня когда Отче отпустит грехи.

Вскорости тело покинет родимые стены.
Божий слуга завершает святые дела
Marcia funebre – уже проплатили Шопена.
Долго ль ещё не смотреться родным в зеркала?

Прах осенённый крестом, окроплённый святою водицей
примет в объятья свои мать сырая земля.
Да, ослабела со временем сила традиций,
после того как орлы улетели с Кремля.

Грозная туча, как чёрная шаль над погостом
низко спустилась на землю прикрыв купола.
Я наблюдал как вполголоса плакали звёзды,
слушал как Вечность в лазурные чащи звала.

Может быть будет Небесной любви удостоин
дух мой, хоть не был покорным Судьбе.
Трели Шопена сменяет суровый Бетховен,
гений, отдавший все силы в неравной борьбе.

Кто-то акордам funebre тут вторил, подхватывал всхлипами…
В лицах читалось сомненье: «что Там решено?»

Раньше волчицами выли, теперь вот хоронят по-тихому.
Скорая – морг — катафалк… словом как и должно.

Ну а душа, сколько помню ты воли хотела,
всё ты куда-то рвалась увидать «край земли».
Только вот видел ли кто, как она отделилась от тела,
как ее птицы на белых крылах унесли?

Ну наконец, я увижу «тот свет», что описывал Данте.
Божее Царство – Лазурь или Царство Теней?
Что уготовано Там для меня дилетанта,
чан со смолой или тройка крылатых коней?

25.08.2018г.

Use Facebook to Comment on this Post

ПОЭЗИЯ

Поэзия – чистилище души.
Она тот храм, куда идёшь молиться.
И пусть твои стихи не хороши,
они нужны тебе как крылья птице.

Стихи – это Вселенной голоса,
музыка звёзд врачующая души.
Поэт лишь тот, кто научился слушать,
о чём молчать умеют Небеса.

20.04. 2018г.

Use Facebook to Comment on this Post

Про любовь

Кто сказал, на свете нет любви?
Может быть поэты и не врут нам,
и она придёт, лишь позови,
нежная, как сладкий сон под утро.

И заставит о себе вздыхать
девушка с глазами дикой серны,
стройная зелёная ольха,
ветреная, злая и… неверная.

Может быть напомнив о былом,
безмятежным сердцем завладеет
Леда с переломаным крылом,
ставшая мишенью для злодея.

Кто не испытал сам, не поймёт.
что такое погулять на шару.
И стреляет некто птицу влёт,
оставляя лебедей без пары.

Оттого и солоно во рту,
кажется, что это было с нами,
даже если ты любил не ту
чайку, что парила над волнами.

Видно нашим Миром правит Рок,
тот который может всё разрушить.
В памяти возник Таганий Рог,
где когда-то плюнули мне в душу.

Но однажды получив урок, понял —
никогда нельзя сдаваться
жаль нельзя Любви напиться впрок,
словно в сквере запаха акаций.

Тихо-тихо плещется волна.
красный шар уже тонул в заливе,
а навстречу двигалась Луна,
с тучками играя шаловливо.

Может быть к Любви я слишком строг
и не надо сдерживать порыва.
Ежели Ты есть на свете, Бог,
сделай так, чтоб все были счастливы.

19.03.2018г.

Use Facebook to Comment on this Post

«СЕРДЦЕ – невесте, ЖИЗНЬ – Государю,
ДУШУ — Господу, ЧЕСТЬ – никому»

Пой, корнет, я подпою…
Сердце не на месте.
Нынче СЕРДЦЕ отдаю
я своей невесте.

Эх, раз, да ещё раз.
я уже на взводе
Пил вино, теперь вот — квас…
полегчало вроде.

Пей, гусар, я подолью,
я теперь в ударе,
отписал я ЖИЗНЬ свою
нынче Государю.

Эх, раз, да ещё раз.
Три туза при даме,
а четвёртый про запас
у меня в кармане.

Ну, Ивашка-чёрт, пляши,
спой мне на дорогу,
с жизнью я вопрос решил,
ну а ДУШУ — Богу.

Эх, раз, иконостас,
мой нательный крестик.
только смерть разлучит нас,
мой привет невесте.

Ну давай, за милых дам
выпьем браги вместе
всё что есть за них отдам
окромя лишь ЧЕСТИ.

Эх, раз, да ещё раз,
пересохло в глодке,
в сердце пыл давно угас,
доставай-ка свой запас,
теперь выпьем водки.

Чёрный Ангел держит кнут,
Белый – пряник дарит.
И кому мне присягнуть —
нет уж Государя?

Слышу за моей спиной
торжествуют Бесы
Ты скажи мне люд честной,
где мой интерес тут?

И живу я как во сне,
никого не трогаю.
Честь попрежнему при мне.
Жаль не верю в Бога я.

Эх, раз, да ещё раз…
Ну и так далее…

13.02.2018г

Use Facebook to Comment on this Post

Элегия Рахманинова

памяти композитора

«Сверху взгляд на Россию брось –
рассинелась речками,
словно разгулялась тысяча розг,
словно плетью исполосована…»
/В.Маяковский/

Великая Октябрьская Социалистическая революция – не просто эпохальное событие, это – событие Вселенского масштаба, изменившее Мир. Вместе с тем, это и великая трагедия русского народа. Минуло 100 лет, но до сих пор не утихают споры о том, соизмеримы ли жертвы, которые понесли народы в результате Гражданской войны разразившейся со сменой власти.
Представители привилегированных сословий не все поняли и приняли идеи Маркса. Мнения разделились. Одни сумели вовремя покинуть Родину, другие остались отстаивать с оружием в руках интересы своего класса. Как это всегда бывает в гражданских войнах, каждый преследовал собственные интересы. Наряду с красногвардейскими отрядами рабочих, солдат и матросов (в своей массе выходцов из деревни), создавались и отряды Белой Гвардии, к которой примкнула и часть казачества (расслоение давно коснулось этого сословия), некоторая его часть примкнула к анархистам. И превратилась наша Родина в некое «Гуляй поле».
Русской интеллигенции тоже пришлось выбирать, принимать или не принимать революцию. А.А.Блок, В.Брюсов, М.Горький, Г.В. Чичерин, ряд крупных учёных, военных безоговорочно стали на сторону революции, другие — на строну ее врагов или держали нейтралитет. К числу последних принадлежал и С.В.Рахманинов.
В середине января 1918г он убыл из России в запланированную ещё в 1917г. концертную поездку по Европе и решил не возвращаться после окончания контракта в страну объятую пламенем Гражданской войны.
После отъезда до 1926 года он так и не написал ничего значительного. В одном из интервью Рахманинов говорил: «Лишившись Родины, я потерял самого себя. У изгнанника, который лишился музыкальных традиций и родной почвы, не остается желания творить….». Думается, ностальгия не единственная причина девятилетнего молчания композитора. Для отдыха и сочинения были необходимы тишина и покой, а напряженная концертная деятельность не давала такой возможности. Всего в зарубежье он создал лишь шесть произведений, так же ставших шедеврами.
С.В.Рахманинов тосковал по Родине. Всё его творчество (симфонии, концерты для ф-но, этюды-картины, прелюдии, романсы, поэма «Колокола», вокализы, музыкальные моменты и т.д.) пронизано любовью к России, её бескрайним просторам, переживанием за её судьбу. В годы Великой Отечественной войны он неоднократно передавал в генконсульство СССР часть сборов от своих концертов через доверенное лицо. Вместе с деньгами посредник сообщал генконсулу заверения композитора в его искренней преданности и любви к Родине.
Незадолго до смерти к нему всё же пришло успокоение, он услышал из хриплого репродуктора голос ведущей одного из концертного зала Москвы которая хорошо поставленным голосом объявила: «Сергей Рахманинов. Романс «Сирень». Дальше он воспринимал всё без мысли и слуха, слёзы застилали ему глаза. Это были слёзы радости от признания его Родиной.
Скончался Сергей Рахманинов 28 марта 1943 года, не дожив 3 дней до своего семидесятилетия. Что поделать «Музыки хватает на всю жизнь, но целой жизни не хватает для музыки» сказал он.

Наверняка тебя там ждёт успех.
А здесь?…
Скорей бежать, бежать от нищеты.
— Я знаю, Отче, Ты меня простишь,
уверен, да, ведь Ты прощаешь всех
покинувших родные пепелища.
Ведь кто-то от отчаянья бежит,
хоть знают от добра добра не ищут.
— А ты зачем… чтобы красиво жить?
Не так ли?
Ну скажи: не так, дружище?
Оставить навсегда родимый кров,
край, где родился и духовно рос…
Не слышать больше глас колоколов
и милый сердцу шум родных берёз
под Старой Руссой у Полисть реки.
А впрочем, уж они молчат давно,
им вырвали в запале языки.
Но ты их слышишь в переливах нот
Элегий, рвущих сердце на куски.
Сын мой, да ты очнись, пиши.
Не можешь, так хотя бы заверши,
что начал.
Смейся, плачь, но не молчи.
Пусть музыка летит на крыльях птиц
на Родину. Эфир ведь без границ.
Смотри, вон возвращаются грачи.

Ты может и искал где потеплей,
но здесь душа остыла, стала льдиной
кочующей на крыльях журавлей,
взывая к миру песней лебединой.

28.11.2017г

Use Facebook to Comment on this Post

Юленьке Андреевой

Может я и ангел, но без крыл.
Я не злой, но и не добрый гений.
Я бы взял тебя удочерил,
но Тартар моей заждался тени.

Я не слышу больше голосов,
видно посдыхали мои птицы,
а душа закрылась на засов.
Что ж пора уже угомониться,

свою шпагу сдать металлолом,
что с годами накопив усталость,
притупилась так же как перо,
вызывая не восторг, а жалость.

Я и сам себе уже не рад,
я кривить душою не умею.
Мне же всё равно, что Рай, что Ад,
даже, говорят, а Аду теплее.

22.08.2017г.
.

Use Facebook to Comment on this Post

Лета… в Лету

посв. А. Смунёву
Солнышко греет на совесть.
Жар тот уже доконал.
Я написал свою повесть,
но не придумал финал.

Ангелы, чёрный и белый,
бьются за душу мою.
Как же уж всё надоело.
Я над обрывом стою.

Снизу, как синее море,
плещется вечность у ног.
Был у Фортуны в фаворе,
но удержаться не смог.

Лето уж кануло в Лету.
Душу трясу: «уймись!»
Ей же всё хочется к свету,
мне можно только вниз.

Мир оказался вспенен –
снизу и сверху муть.
Вверх – по кровавым ступеням.
Лучше уж утонуть.

p.s.
Чу, возвращаются птицы
из Баден-Баденов, Ницц.
Всё то знакомые лица.
А хорошо без границ.

05.07.2017г

Use Facebook to Comment on this Post