Vadim Rosin

Поэзия и Проза

Posts Tagged ‘враги’

Нежные упрёки

Состарилась ты, дочка Агенора.
Похоже, на всю голову больна,
ты думаешь, по-прежнему сильна,
и всё грозишься показать свой норов.
Но видно, что пришла тебе хана.
Уж в Ватикане правит бал Нечистый.
Моя голуба, что тебе скажу:
напрасно ждёшь прихода Реконкисты,
скорей сама наденешь паранджу.
Мужчины как кроты забились в норы,
уже не смеют даже и мечтать
о доблести и славе мушкетёров.
Второго ждут пришествия Христа,
а дождались нью-реконкистадоров —
пришедших чтоб отдать тебе долги …
не воинов Христа, а Магомета…

В истории ничто не канет в лету.
Поймёшь ли, где друзья, а где враги?

05.11.2020

Use Facebook to Comment on this Post

МЯСО

Он добрый пёс, не помышлял о драках.
Он не искал на улице врагов.
Коль души есть у нас – они в собаках.
Я понял то, когда предал его.

Внутри сломалось – ощущал я зримо,
когда домой вернулся налегке.
Я продал свою душу, выбрав Рину,
оставив Риччи там… на поводке.

И пёс исчез с Волоколамской трассы,
вместе с желаньем объясняться с ней.
Хозяин чайной видел двух парней,
которые ему давали мясо.

«Один ещё был с белым бультерьером, —
добавил гиви, — слышал от своих,
что вроде есть какие-то вольеры,
и там идут собачие бои».

Теперь маршрут лежит мой мимо чайной.
А с Риною расстались мы с тех пор.
Я вижу пса, когда не сплю ночами,
его глаза, а в них немой укор.

Я изводил себя, что будет с Риччи?
И где искать его, эх знал бы я…
Четвероногим служит он добычей,
а для двуногих – мальчик для битья.

Псы чисто гладиаторской породы
в обычной жизни ладят меж собой.
«Лишь тот достоин жизни и свободы,
кто каждый день за них идёт на бой»*

Не дай бульдогу уцепиться в горло,
молил я Бога уберечь глаза…
У нас, людей, не любят непокорных,
наверно точно так и у собак.

В глазах: одна страшней другой картины.
Искал тот клуб, готов идти на риск…
И тут мне как-то позвонила Рина,
сказала для меня, мол, есть сюрприз.

Какой-то пёс приполз к её пикапу,
«Я испугалась — может покусать,
он дал мне окровавленную лапу…
То был твой Риччи. Я узнала пса».

Потом везли его к ветеринару,
и врач всё шил и шил клочки в шерсти.
Но, я не избежал Небесной кары…
Надеюсь, что хоть пёс меня простит.

20.09.2018г.

*- Гёте. Фауст.

Use Facebook to Comment on this Post

Мамлюки

Да здравствует невежество и мрак!
Народу ни к чему теперь науки.
Слепых щенят науськивают суки:
кто лает по-другому, тот и враг.
Рабы немы!
Да здравствуют мамлюки!
И что с того, что детство украдут.
Нам дела нет до тех, кто сеет ветер,
до тех, кто делит нас на «тех» и «этих»,
и кто потом в полях пожнёт беду.
Пусть вертится Фортуны колесо.
Нам дела нет до тех кто его вертит.
Мы рвёмся в бой и рвём, как стая псов,
врагов своих.
Мы не боимся смерти.
Нам по большому счёту всё равно,
где вожаки, в Торонто ли в Майями,
кто эту мясорубку вертит, НО
нам гены вопиют, что мы славяне,
самый прекрасный на Земле народ,
обидно, что мы стали холуями.

18.10.2017г.

Use Facebook to Comment on this Post

ПОЭТУ-РОМАНТИКУ

Памяти И.Бродского

Дом спали, застрелись – Мир оставь в дураках,
но ведь мало одной только дерзости.
Зришь в колодец ли, пялишься в облака,
а она* тут лежит на поверхности.
Лепит соты и гнёзда, плетёт по ночам кружева
из лучей, из фантомов, наитий,
золотых и серебряных нитей,
из руды добывая алмазы-слова
для тебя, ждёт дальнейших открытий.
Вот и я, как и ты, из туманов и снов.
словно призрак явился из тени
на заре и с единственным словом «Любовь» —
чистый лист, молодое растение.
Взял Надежду и Веру конечно с собой,
то, что было, всё самое ценное,
и как этот… Ламанчский ринулся в бой,
и был Мир для меня – вся Вселенная.
Ну а жабы вздувались и пялились зло…
всполошились опять же воро’ны,
когда «лапчатый гусь» вздумал встать на крыло,
хочет, дескать, примерить корону.
«Ишь, как рвётся болотная тварь в облака,
небо пачкать, — ворчали бакланы, —
опустить бы…», ну в смысле намять мне бока.
Ничего… я зализывал раны…
Постепенно мужал и на первых порах,
смешан с грязью и поротый розгами…
(да и как разберёшь, кто здесь друг, а кто враг)
а ночами делился со звёздами…
……………………………………..
Иноходец не может быть в общем в строю.
И свели меня с «кузькиной матерью»,
и отправили, даже не взяв интервью,
и дорогу мне выстлали скатертью.

p.s.

всё прошло и туманы растаяли,
но, сдаётся, варяг-печенег
также нужен земле Италии,
как и Санкт-Петербургский снег.

* — истина

6.12.2013г

Use Facebook to Comment on this Post

триптих

Летние ночи куцые
с утренними туманами.
«Рыцари революции»
дом стерегут с «тиранами» —

семеро в сети попавших курчат:
царь с царевичем, мать его…
Пушки и музы пока молчат.
Тихо в доме Ипатьева.

В кресле-качалке скучает царь,
подле четыре барышни —
Sanctae Familiae* всё как будто встарь,
если бы не … «товарищи».

Раб — в господах, мухи — жрут паука,
такая вот диалектика.
Где ты Всё могущая рука.
убеди меня, скептика?

Это в романах, в последний момент
в невообразимом хаосе…
рыцарь спаситель на белом коне…
Здесь джентльмен — маузер.
………………………………

«Пролетария» палила —
жертвы падали.
И не жаль чекистам было
«энтой падали».

Лампа свет давала тусклый —
часто мазали.
Отдал сразу Богу душу
наш помазанник.

Жертвы мечутся как крысы,
так визжат.
У беспомощной Алисы
мутный взгляд.

Якову в глаза глядела –
будто жалила…
Он же за святое дело –
кол в державие.

Борются за власть советов
с «ворогом».
Кровь струит из-под корсетов
жемчугом.

Мужа и детей любила
до конца.
Палача слегка знобило…
Сникла горлица.

Утомились и чекисты,
поутихла страсть.
Голос из угла: «Пречистый,
я спаслась!»

Что же, надоть поневоле
до конца вершить…
и служанку «прикололи»…
латыши.

Для Настасьи и Татьяны
сберегли патрон…
От пальбы, от крови пьян был
сам патрон.

Дым и гарь, и смрад в подвале
Стих лишь крик.
Выносили в одеяле …
в грузовик.
………………………

Отрекшись добровольно от престола,
стал радикалам — головная боль,
он временными тут же арестован
и всем семейством сослан был в Тобольск.

Куда-нибудь, подальше от столицы,
в тартарары, чтоб «не дразнить гусей».
Но вот пришли совсем другие лица
во всей своей пленительной красе,

из тех бескомпромиссных… из титанов,
мечтавших для орлов о Судном дне.
Вот так случилось гражданин Романов
внезапно оказался в западне.

Пусть бывший, но Российский император,
почти забытый богом и людьми…
Не знает он, какая ждёт расплата
его в стенах Ипатьевской тюрьмы.

Последний свой приют не под орлами,
в фамильном склепе на земле святой,
а стреляный, облитый кислотой,
заваленный камнями и ветвями,
с семейством под глухими Коптяками
в дорожной яме обретёт покой.
……………………………………………
p.s.

Цари, вожди, тираны ли, мессии
не всё ль едино кем вы рождены?
Служили бы Вы честно лишь России,
власть слабая опасна для страны.

11.11.2013г

* — Святое семейство
(лат)

Use Facebook to Comment on this Post

Первый бой

Из всех военных дней страшнее день был первый,
и более всего — перед атакой миг,
которого пока ты смысла не постиг,
когда напряжены все до предела нервы.

Как будто ты один в этом безумном мире,
могилкою окоп, а впереди враги,
а на твоих ногах не сапоги, а гири,
но понял — тяжелы лишь первые шаги.

Когда душа твоя шагреневою кожей
сжимается внутри или уходит вон,
и гул, и крик, и смерть идёт со всех сторон,
и в этой суете шанс выжить так ничтожен.

Когда Смерть Соловьём-разбойником свистела,
то думка лишь одна: «мне б только добежать,
уж рядом мерзкий фриц, дошло бы лишь до дела
а там мы поглядим, кому в земле лежать».

Дошло… и началось… известно — пуля дура…
штык-нож вошёл легко, как вилка в холодец,
и рухнула его нескладная фигура,
и тут же наземь вдруг от ног отпал свинец.

И вот уже душа не чувствовала тела,
находит на неё вдруг этакая блажь.
Как в летнюю страду работа закипела,
лишь только в тишине был слышен хруст и лязг.
……………………………………………….

9 февраля 2013г

Use Facebook to Comment on this Post