Vadim Rosin

Поэзия и Проза

Posts Tagged ‘Ватикан’

Нежные упрёки

Состарилась ты, дочка Агенора.
Похоже, на всю голову больна,
ты думаешь, по-прежнему сильна,
и всё грозишься показать свой норов.
Но видно, что пришла тебе хана.
Уж в Ватикане правит бал Нечистый.
Моя голуба, что тебе скажу:
напрасно ждёшь прихода Реконкисты,
скорей сама наденешь паранджу.
Мужчины как кроты забились в норы,
уже не смеют даже и мечтать
о доблести и славе мушкетёров.
Второго ждут пришествия Христа,
а дождались нью-реконкистадоров —
пришедших чтоб отдать тебе долги …
не воинов Христа, а Магомета…

В истории ничто не канет в лету.
Поймёшь ли, где друзья, а где враги?

05.11.2020

Use Facebook to Comment on this Post

В Ватикане как в шапито,
под рентгеном каждая пядь.
Римский папа инкогнито
выйти в свет решил, погулять.

Крест с распятием, крупный чек
у понтифика на груди.
А над Римом кропил мелкий дождичек.
Скука сзади. А что впереди?

Десять лет он провёл в тиши,
там, куда не проскочит и мышь,
как паук считал барыши.
А теперь его ждал Париж!

Он без всяких понтов, как все…
оформляет, сдаёт багаж.
А у трапа по полосе
бродит тень — его верный страж…
=
За стенами святого Ватикана,
похожего скорее на острог,
не знали ни ламбады, ни канкана,
порядочек в анклаве очень строг.
Тотальны были слежка и доносы,
ещё и под прицелом у Небес…
Но всё ж не обходилось без «чудес»,
творилось непотребное под носом
у Властелина. Так силён был Бес.
То Борджиа — лукавый Казанова
со чадами.., а то Наполеон
Святому дому нанесёт урон
престижу, потрясёт его основы.
А виноват подлец… тестостерон.
=
Много есть на Земле столиц,
у Парижа особый смак…
Через пару часов Орли
и… клоака из всех клоак.

Кому Гранд Опера, Версаль
а кому Мулен Руж милей.
Но не в Лувр он спешит, как встарь
едет к улице Фонарей.

Был простой там публичный дом,
для монашиков — рай земной
а теперь с Гоморрой Содом,
«чище» только лишь хлев свиной.
=
Страдал, радел за нравственность годами,
а результат увидел наяву
вчера в Париже, ныне в Амстердаме…
везде, где состоялось рандеву…
как будто побывал в болотной жиже.
Пока не согрешишь, и не поймёшь…
В наш век месье Порок сильней престижа.
Пожалуй, что упасть нельзя уж ниже…
Такой «каскад», что аж бросает в дрожь,
от душу потрясающей «идиллии».
Смешалось всё. Запреты все сняты.
Моральные чудовища, скоты,
какие-то бесполые рептилии,
внезапно вдруг ожившие химеры,
рабы страстей, увы, не знавших меры.
«В Бастилию, в Бастилию, в Бастилию!»
…всю эту шевелящуюся массу
из потных тел. «В огонь, в гиену, в Ад
там ждут уже: Нерон, маркиз де Сад
и прочие…» — взывал Отец к Парнасу, —
всех потерявших веру, стыд и честь…!»

Он поспешает к Площади Согласия,
(к Бастилии),
и видит там… мечеть.
Расстроенный Владыка Ватикана
сорвался…
После первого стакана
не удержался и напился в хлам.
…………………………………………………….
Чтоб подлечить расстроенные нервы,
Понтифик, удалясь в родные термы
подумал и решил… принять ислам.

Очнулся Папа Римский в своей спальне,
узнав колоколов приятный звон,
Владыке показавшимся хрустальным.
Вздохнул:
«Какой, однако, странный сон!»

13.11.2015г.

Use Facebook to Comment on this Post

(продолжение)

Как с красавицей Еленой,
в мире вызвавшей искус,
так у укров со Вселенной
вышел небольшой конфуз.
Гиком-криком, конским топом,
свистом стрел и звоном шпор,
мощным селевым потоком
орд нахлынувших с Востока
разрешился братьев спор.
После Калки многи лета
на Руси, куда ни глянь,
ходит зло по белу свету,
собирая свою дань.
Вспомнив эти дни лихие,
станет солоно во рту,
как моголы брали Киев,
как свирепствовал Бату.
Как коней водили в храмы,
пировали на костях…
Мёртвые не имут сраму…
Уберечь невинных птах
не смогли князья-боляре.
Могут ли узреть где враг
эти лебедь, щука, рак,
проще смерду дать по харе.
А соседи? – затаились,
слушая, как бьют в набат,
и как лемех из ребят
изготавливает силос.
Ватикан не лезет в драку:
«… чашу мимо пронеси!»,
зря на то, как ставят раком
хлопцев Киевской Руси
оживившиеся ляхи.
Не зевают прусаки…
Все гребут,не зная страху,
всё равно сойдёт с руки.
Вена – старая наседка,
размышляет про аншлюс,
наблюдает как соседка
ополячивает Русь.
Княжи, превратившись в панов,
откупались чем могли:
ясырём от алчных ханов,
ляхов – шкурами Степанов
и наделами земли.
Не дают и Галям спуску:
кто — за пуп, кто – за грудки…
так по всей землице русской
расплодились байстрюки.
Словом, из «гремучей смеси»,
австро-польско-прусской спеси,
появился тип – примат
юго-западных украин,
вышел новый, русский, Каин,
схоронивший свою мать.
Полулях, полулитвинец,
полунемец, полупрусс
или полный украинец*,
позабывший слово «русс».
А за вольность в виде платы,
нет душе такой милей,
«як батьки его, вбиваты
вражих клятых москалей».
Что ж, Природа-мать капризна.
И Брокгауз и Эфрон
зрят в том признак атавизма,
коему и место — схрон.

9июля 2012г.

* — что означает, по определению щирых свидомитов-русофобов, титульный украинец.

Use Facebook to Comment on this Post