Vadim Rosin

Поэзия и Проза

Севастополь – священная наша земля.
Лишь закон притяженья нарушив,
только с кровью и с нервом, как зуб удаляя,
можно вырвать и русскую душу;
вынуть прах из гробов
вместе с тенью богов,
коим предки молились когда-то;
свет родных очагов
берегли от врагов,
здесь же в рай получали мандаты.

Кружат чайки во мгле.
Я иду по земле,
где сплетались реальность и мифы.
Каждый холм, бугорок,
как слоёный пирог
из славян, из сарматов и скифов.

Нам давали урок…
только нам всё не впрок.
Из томов вырывая страницы,
всё мы валим на Рок…
Где же этот порог…?
А не там ли проходит граница
где течёт Потомак,
или в светлых умах,
что хотят журавля и синицу?
Они были в руках,
а теперь в облаках…
Не журавль, а залётная птица
режет синюю гладь,
устремив хищный взгляд:
чем бы можно ей тут поживиться?
Глядя на бестолковый славянский разлад,
на господ, позабывших приличие,
мне становится жаль тех безусых ребят,
что с крестов и семейных альбомов глядят,
пацанов, не успевших жениться;
матерям, что над прахом сыновним скорбят,
всем поклоном земным поклониться.

Южный город, по сути, совсем не большой,
в рост не вышел он, тихий и скромный,
но с какою великой и чистой душой,
с героической славой огромной.
Город дважды герой
и сейчас держит строй,
оставаясь форпостом России.
Каждый житель — солдат
и готов жизнь отдать,
чтобы небо всегда было синим.

Use Facebook to Comment on this Post

 

You can leave a response, or trackback from your own site.

Leave a Reply