Vadim Rosin

Поэзия и Проза

ЕГИПЕТСКИЕ НОЧИ

Листаю фолиантов главы.
Прошло две тыщи лет и зим.
Стал мир другой, а те же нравы,
и, оставляя след кровавый,
мы тихо к пропасти скользим.

И страсть никак не угасает.
Кто жаждет славы, кто любви,
и как и прежде жнёт Косая,
топя поля в людской в крови.

И хоть без прежнего азарта,
но с прежней наглостью притом,
по-новому кроится карта.

Прикрывшись фиговым листом,
стратеги пользуются правом
плаща, кинжала-»калаша»,
в анналы вписывают главы,
так как их требует душа
стирая царства и границы…
А как же Клио хороша…
Гляжу на старые страницы
сквозь призму мутных прошлых лет,
молюсь Христу, Деве Марии
в надежде, что забрезжит свет
от маяка Александрии,
от чуда из семи чудес.

Восьмое – в залах древней «Мекки» —
Александрийской библиотеки —
Свет Мира и его Душа.

Но как же полки опустели,
когда пришёл Ахмад-Паша,
начальник думал и о Теле.

Его собратья мусульмане,
свершая праведный намаз,
той «мудростью» топили бани,.
Сам Магомет твердил не раз,
что вся премудрость есть в «Коране».

Известно, капля камень точит…
А ветер в форточку сквозит,
и не стихает… в грудь разит,
как будто гибель он пророчит.

Порой хочу, скрывать не стану,
забыть про жертв, про палачей…
и пошептаться у фонтана
с младой наложницей султана
в тиши египетских ночей.
…………………………

Минуло время фараонов,
великих дел, надежд, уронов.
Век каждый был неповторим,
но в тот — всем Миром правил Рим.

Иосиф Флавий, Тацит, Ливий
слегка завесу приоткрыли
над тайной женщины-мечты,
необычайной Красоты.

Как повествуют манускрипты
сия достойная жена,
от Птолемеев рождена,
была царицею в Египте,
(провинции в то время тихой),
Красива, чувственна, умна…
Да, эта женщина была
прижизненной легендой, мифом.

Не многие из жён могли
снискать себе такую славу.
Мужи вблизи и издали,
так же, как к суке кобели,
спешили на её забавы,
на пышны оргии, пиры.
Несли красавице дары.

Её глаза, её ланиты,
грудь, вся пленительная стать
к себе тянули как магниты
мужей, за ней ходивших свитой,
счастливцами желавши стать.

Царица же в разгар веселья,
рекла с улыбкой, что не прочь
всем страждущим мужам помочь
испить губительного зелья,
купить божественную ночь.

На плаху по своей охоте…

То были честные торги.
Кто же не знает, как мозги
бессильны перед зовом плоти.

Так уж водилось в мире старом.
Любовь то ведь и в наши дни
не перестала быть товаром.
И жизнь такой как есть прими,
КАКОЙ сценарий для театра
из потрясающих имён:
Семирамида, Клеопатра,
Сафо, Елена…
Я пленён
блеском сапфиров, изумрудов
в глазах этих роскошных жён,
и как Поэт наш я сражён
витийством, красотой и блудом

Хотя и не сторонник торга
я априори, но в тот миг
и я немею от… восторга,
как тот, продавший жизнь, жених.

Достойно, чуть потупив взгляд,
он, цену заплатив с лихвою,
ступал на ложе роковое,
испить тот сладострастья яд.
………………………………
…………………………..

На ложе там в ленивой позе
еврейка знатная лежит.
Все наслаждения и грёзы
она в себе одной таит.

Вот входит он, любовник юный.
Тверда походка, взор открыт.
И нежно зазвучали струны,
и заиграл огонь ланит…

«Как вешний цвет едва развитый…»
любезный сердцу и очам,
о ней он грезил по ночам.
Теперь голодный станет сытым.

Кровь с молоком, поток тепла
под кожей молодого барса.
Какую функцию несла
ночь сладострастья и коварства?

О, кубок сладости и зла!

О чём уста её шептали,
какой струили яд во тьме,
в какие розовые дали
они вчера Критона звали,
куда теперь зовут оне?

Какие тайные желанья,
каких безумных мыслей сонм
и сладость первых детских снов,
и робкой юности мечтанья
царица разбудила в нём?

Что было там – сокрыто мраком
и времени легло под спуд.
И можно ли законным браком
назвать тот утончённый блуд?
Нам не известно. Мир секрета
жены порочной не открыл.
Погибла с ней и тайна эта,
неясны чувства разбудив
в воображении поэта.

Тот миг волнующе прекрасный
в сиянье чёрных глаз-лучей,
душевный жар и трепет страстный,
и рабский стон царицы властной
в тиши египетских ночей
исчез как дым…..


Уж близок час. Уже пылает
багровым пламенем Восток.
Со всех сторон живой поток
на место лобное стекает.

Шумит, волнуется толпа,
томима ожиданьем казни.
Сегодня ей обещан праздник
здесь у гранитного столпа.

Вот в ощетинившийся круг
из копий, бронзою горевших,
выходит, жизнь свою презревший,
царицы временный супруг.

Свершилось! Смыла кровь с лица
рука презренного вандала.
…………………………….
А там, под сводами дворца
Царица гордая рыдала.

09.04.2015г.

Use Facebook to Comment on this Post

 

You can leave a response, or trackback from your own site.

Leave a Reply