Vadim Rosin

Поэзия и Проза

Флоту России

2. Подвиг брига «Меркурий»*

На рейде в пламенеющей лазури
дрейфует у Сизополя наш Флот —
Отечества надежда и оплот.
Фрегат «Штандарт», «Орфей» бриг и «Меркурий» —

Три сокола отправлены в дозор.
Османы, уязвимые с востока
и с запада теперь всё больше, как зеницу ока
хранят и Дарданеллы, и Босфор.

Великий спор ещё не заверша
с Россией, турку в море стало тесно,
как памятны ему «Ушак-паша»,
Калиакрия, Фидониси, Чесма.

Жаль панораму эту в кинокадрах
технически нельзя осуществить,
как снявшись, вся турецкая эскадра
вдруг бросилась пришельцев изловить.

«В бой не вступать!» — приказ дан морякам,
но тут не Грейг**ведь, а Фортуна вертит,
а Дама потакает смельчакам.
Везёт лишь тем, кто не боится смерти.

Шли турки, из орудий всех паля,
но, видя, что два «гостя» ускользнули,
оставили два флагман-корабля,
чтоб захватить хотя бы бриг «Меркурий».

А на приказ «Лечь в дрейф, спустить свой флаг!»
ответил канонир — глаза шальные,
Лисенко, перебивший ватерштаг,
смотрел теперь на «пляски» «Селимие».

Как мачты закрутили карусель.
Смеясь в усы, он щурил глазки лисьи.
Ещё снаряд и марсель, и брамсель
заполоскали в небе и повисли.

«Меркурий» словно лебедь средь зыбей
меж коршунов назойливых кружится,
крылами бьёт и вскоре « Реал-бей»
вслед за «Селимией» подбитый в дрейф ложится.

Об этих бесподобных чудесах
нам Клио в своё время всем расскажет,
про двадцать две пробоины в бортах
и около трёхсот — на такелаже;
про порванный осколком эполет
и о матросах, что дрались как черти,
в крюйт-камеру у входа пистолет,
как подтвержденье их презренья к смерти.
Они свою не уронили честь,
пощады у врага не попросили.
Да разве же здесь можно перечесть
все подвиги лихих сынов России.

* — Это произошло 14 мая 1829 года в дни русско-турецкой войны

** это уже сын Самуила Грейга

Use Facebook to Comment on this Post

 

You can leave a response, or trackback from your own site.

Leave a Reply