Vadim Rosin

Поэзия и Проза

продолжение

Как с красавицей Еленой,
в мире вызвавшей искус,
так у укров со Вселенной
вышел небольшой конфуз.
Гиком-криком, конским топом,
свистом стрел и звоном шпор,
мощным селевым потоком
орд нахлынувших с Востока
разрешился братьев спор.
После Калки многи лета
на Руси, куда ни глянь,
ходит зло по белу свету,
собирая свою дань.
Вспомнив эти дни лихие,
станет солоно во рту,
как моголы брали Киев,
как свирепствовал Бату.
Как коней водили в храмы,
пировали на костях…
Мёртвые не имут сраму…
Уберечь невинных птах
не смогли князья-боляре.
Могут ли узреть где враг
эти лебедь, щука, рак,
проще смерду дать по харе.
А соседи? – затаились,
слушая, как бьют в набат,
и как лемех из ребят
изготавливает силос.
Ватикан не лезет в драку:
«… чашу мимо пронеси!»,
зря на то, как ставят раком
хлопцев Киевской Руси
оживившиеся ляхи.
Не зевают прусаки…
все гребут, не зная страху,
всё равно сойдёт с руки.
Вена – старая наседка,
размышляет про аншлюс,
наблюдает как соседка
ополячивает Русь.
Княжи, превратившись в панов,
Откупались, чем могли:
ясырём от алчных ханов,
ляхов – шкурами Степанов
и наделами земли.
Не дают и Галям спуску:
тот — за пуп, тот – за грудки…
так по всей землице русской
расплодились байстрюки.
Словом, из «гремучей смеси»,
австро-польско-прусской спеси,
появился тип – примат
юго-западных окраин,
вышел новый, русский, Каин,
схоронивший свою мать.
Полулях, полулитвинец,
полунемец, полупрусс
или полный украинец*,
позабывший слово «русс».
А за вольность в виде платы,
нет душе такой милей,
«як батьки его, вбиваты
вражих клятых москалей».
Что ж, Природа-мать капризна.
И Брокгауз и Эфрон
зрят в том признак атавизма,
коему и место — схрон.

9июля 2012г.

* — что означает, по определению щирых свидомитов-русофобов, титульный украинец

Use Facebook to Comment on this Post

 

You can leave a response, or trackback from your own site.

Leave a Reply