Vadim Rosin

Поэзия и Проза

Отголоски Гражданской…

                   Посвящается людям чести, которые оказались  «по ту сторону», попавшие под жернова мельницы именуемой Революция.

                                                      Часть Первая

             В начале 20 века обострились противоречия между империалистическими странами                                                                                                                       Антантой (Англия, Франция и Россия) и Тройственным союзом (Германия, Австро-Венгрия и Италия). Они были вызваны обострением борьбы за передел уже поделенных колоний, сфер влияния и рынков сбыта. Начавшись в Европе, война постепенно приобрела глобальный характер, охватив Дальний и Ближний Восток, Африку, акватории Атлантического, Тихого, Северного Ледовитого и Индийского океанов.

           Поводом для начала войны послужил теракт, совершенный в июне 1914 года в городе Сараево  — сербский эестремист Гаврило Принцип убил наследника престола Австро-Венгрии эрцгерцога Франца Фердинанда.

          Россия, связанная по рукам и ногам союзническими (читай долговыми) обязательствами перед Англией и Францией начала мобилизацию. В результате Германия 1 августа объявила войну России. Дальше всё покатилось как снежный ком: Япония объявила войну Германии, а Болгария, Австро-Венгрия и Турция выступили на её стороне. К осени 1918 года в войну были уже втянуты около 30 стран. Чаша весов склонялась то в одну, то в другую сторону. В конечном итоге Державы Четвертного союза потерпели поражение и вынуждены были согласиться на унизительные для Германии (главной виновницы этой бойни) условия Версальского мира 11.ноября 1918г.

          Однако всё это уже происходило без России, которая внёсла решающий вклад в разгром Германского империализма и остудила амбиции Османской империи. Массовая гибель на фронтах за интересы толстосумов, голод, разруха порождали недовольство в стране, брожение в умах и либералов и демократов, настоявших на отречении Государя, что вызвало хаос в стране, и приближало Революцию. Февральская революция к октябрю переросла в  Социалистическую, а Империалистическая война стараниями большевиков —  в войну Гражданскую.

Российское общество разделилось, у социума была своя цель, идея, мораль, которую каждая группа, партия стремилась навязать другим. Появились эсеры, большевики, меньшевики, кадеты, анархисты, казаки как и крестьяне представляли собой неоднородную массу, монархисты тоже никуда не исчезли. И каждый тянул одеяло на себя. Этим не преминули воспользоваться любезные соседи. Под предлогом помощи англо-саксонская военщина кинулась «помогать» (хоть и бывшей) союзнице, на Севере и на Востоке. Тут как тут оказались и американские братья, давно имевшие вида на Камчатку и Сибирь, как и дети страны Восходящего Солнца на Сахалин. А тут ещё 50 тысячный чехословацкий корпус, имевший свой интерес. Известно, когда падает дерево, на него набрасываются все: кто с топором, а кто и без топора,  (мысль Анны Антоновской. Великий Моурави). Украина в лице пана Петлюры призвала немцев. А пан Пилсудский, в коем проснулось чувство собственного достоинства от полученной от Советов воли, тут же кинулся возрождать утраченное величие Речи Посполитой «от моря до моря». Пыл турок охладил ещё в 1915 русский генерал Н.Н.Юденич под Эрзурумом. Но Соединённые Штаты Европы и Америки, Япония, Чехословацкий корпус набросились на Россию со всех сторон, полагая что с нею уже всё решено.

Русские генералы Деникин, Колчак, Врангель, Каппель,  не отвергая  «помощь друзей», не особенно надеялись, что получат таковую. А те, естественно, преследовали собственные цели, что вызывало искреннее разочарование у командования белой гвардии. Когда США потребовали от А.В.Колчака золотой запас России за помощь, он ответил что отдаст его лучше большевикам.

          Если бы по воле Господа, либо в результате какого-то чуда установились бы мир и согласие между русскими людьми (богатыми и бедными, белыми и красными, монархистами и социалистами и прочими социальными группами, как это бывало перед лицом внешнего врага.

Но, нету чудес и мечтать о них нечего.

            Сколько народу полегло этой кровавой драке невозможно посчитать точно. Есть приблизительные данные: погибших на фронтах 4 млн, и 6 млн от эпидемий и голода.

          Великая Октябрьская Социалистическая революция победоносно завершилась к 1920 году,

(«и на Тихом океане свой закончили поход»), а в 1922 г — созданием Союза Советских Социалистических Республик.

          Победил восставший народ. Хотя какая уж там победа?!

В Гражданских войнах не может быть победителей.

                        **

 Уже сто лет как кончилась война.

Страна уж дважды поменяла статус,

а мы всё так же ищем виноватых,

раздора, смуты сеем семена.

Пока нас не продали с молотка,

и теплится в груди надежды искорка,

нужна стране железная рука,

и если уж не Сталина, то Бисмарка…

                     *

Хвала и слава либералам  —

без боя сдали цитадель.

Мечи сменили на «орала»,

и честь отправили в бордель.

                ***

Это было как будто вчера.

Умирала с любовью и вера.

И из праха встают юнкера,

не успевшие стать офицерами.

В этой жуткой кровавой игре

угасала и флотская слава,

отправляясь в последнее плавание

 по закованной в лёд Ангаре.

Адмирал всё как будто бы знал,

попрощался с любимой и с Родиной.

Не такой представлялся финал –

на снегу без сапог и в исподнем.

Не поднимешься — не упадёшь, —

учит мудрости Книга книг.

Всё смешалось: и правда, и ложь.

Наступали чёрные дни.

И шептались о Судном дне,

и молились, постичь пытались,

 что же там случилось на Дне…

дальше виделся только хаос.

                     **

Всепобеждающая сила

 без сантиментов и без слов

вдруг из столицы прикатила

в штаб фронта, в город Могилёв.

Самодержавие в агонии.

Здесь  Главковерх и с ним братки.

И несговорчивый Духонин

был ими поднят на штыки.

                   ***

Корабль имперский сел на мель,  

в машине повредили клапан.

Кто-то смеялся, кто-то плакал,

и голову туманил хмель.

А из-за гор, из-за морей

уже протягивали лапы,

урвать хоть что-то поскорей.                   

Ни Лавр, ни благородный Каппель,

(давай за них по 20 капель),

не в силах были Дон Кихоты,

 унять заморских упырей.

От корпусов остались роты.

И рвёт сердца нам боль утраты,

поскольку все они – свои,

и генералы, и солдаты;

а смерть от пули, от гранаты,

от шомполов ли, полыньи…

Не всё равно как вас убили…

и где закончен путь, в Харбине

иль  подо льдами Ангары?…

Кто не попал на фонари,

те умирали на чужбине.

 Не добрались и злата тонны

ни до Бизерты и Ментоны,

а где-то сгинули в пути,

успев легендой обрасти;

скорей всего уплыли в Штаты,

о чём мог знать Ян Сыроватый

и либералы-демократы…

Они и предали ЧК

семью Царя и Колчака.

                 ***     

Где то в сердце не смолкли ещё соловьиные трели,

свет и трепет душевный тех встреч при луне.

Только эти сердца уж давно отгорели,

огрубели на этой проклятой войне.

Нет, конечно не все, в это хочется верить,

только в это поверить я сам не готов.

 Правда в том, что не все на войне озверели,

 и не все до конца превратились в скотов.

Есть в истории личности, есть только лица,

так похожи на то, что достойно пинка.

С чёрной меткою жить – лучше уж удавиться, 

всё равно кого предал страну ли, щенка…

Их конечно осудят Всевышний и Клио, 

 эту мелкую, жалкую, подлую гнусь.

Кто-то мимо пройдёт, лишь поморщась брезгливо…

Правда  я никого здесь судить не берусь.

                   p. s.

Use Facebook to Comment on this Post

 

You can leave a response, or trackback from your own site.

Leave a Reply