Vadim Rosin

Поэзия и Проза

Проходит время, превратив в золу

любовь, надежду, веру и сомненья,

 и дум твоих высокие стремленья

сгорают так же как в печи поленья.

Одно, чего лишь не коснётся тленья,

того, что служит антиподом злу.

                    _

В палате было пусто и темно.

Я, помню, чем-то сильно был расстроен.

Морозный вечер к нам глядел в окно.

Из репродуктора послышалось: «Бетховен».

Бетховен, ну что, не всё ль равно

не знавшим ничего кроме баяна,

и никогда не видевшему нот…?

(О Боже! Это было так давно…)

Меня заворожило фортепиано.

Так ласково всего обволокло

каким-то мягким пологом тумана.

Повеяло вдруг ладаном как-будто,

что излучал «охрипший» репродуктор.

Душе уютно стало и тепло…

Что это было? — я не знал, но чаще

 хотелось бы услышать снова мне

тот самый звук надтреснутый щемящий,

звучащий  там в морозной тишине.

                     _

Увы, ничто не вечно. Канут в лета

любовь, надежда, лучшие стремленья

исчезнут словно звёзды и кометы.

И только одна музыка нетленна.

И лишь в одном могу быть я спокоен —

уверен, что останется Бетховен.

09. 11.2019.

Use Facebook to Comment on this Post

 

You can leave a response, or trackback from your own site.

Leave a Reply